Блог автора методики коррекции веса Нелли Кешишьян

суббота, 26 апреля 2014 г.

Домашние глазированные сырки для наших деток

Домашние глазированные сырки для наших деток




вторник, 22 апреля 2014 г.

СЕМЬЯ ПОСЛЕДНЕГО РУССКОГО ИМПЕРАТОРА

Дворцовый Лазарет 1915 год














Валентина Чеботарева. . В Дворцовом лазарете в Царском Селе Дневник: 14 июля 1915 - 5 января 1918 года. Новый журнал. Кн. 181, 182. Нью-Йорк, 1990 

1915 год ...
 21-го операция Заливского прошла отлично. 
Шелк подавала Татьяна Николаевна, Ольга Николаевна инструменты, я - матерьял. Вечером опять приехали чистить инструменты, сидели все в страшной тесноте. Открыли сами окна, сами притащили шелк. О [льга] Николаевна опять сказала: ". Мама кланяется вам, Валентина Ивановна, особенно А хорошо здесь, не было бы войны, мы и вас бы не знали, как странно, правда?" Скребли усердно мыльцем, спиртом, готовые инструменты сами клали в шкап. Офицеры удивлялись: "Ведь есть денщики, отчего вы себе руки портите" Императрица Александра Федоровна и старший врач лазарета княжна В.И.

Гедройц в перевязочной 26 июля . ...
 Начали работать императрица и великие княжны в августе 1914 Сначала как они были далеки! Целовали руку, здороваясь с княжнами, и этим дело кончалось. Вера Игнатьевна читала лекции в их комнате с полчаса, там всегда была Анна Александровна, затем шли на перевязки, княжны - солдат, государыня и Анна Александровна -. Офицеров Великие княжны Ольга Николаевна, Татьяна Николаевна и рядовой Безденежных 110 пех. Камского полка Семь фотоальбомов, в которых, в основном, запечатлены члены семьи последнего русского царя были приобретены Робертом Брюстером у Анны Вырубовой и переданы в дар Йельскому университету.

 Приведенные здесь фотографии заимствованы из альбома 3, стр. 37-71. Большинство из них выполнены в августе - декабре 1914 года ВО дворе госпиталя. 
Слева А.Вырубова, справа кн. В.И.Гедройц 
27 июля. ...> 2-го января я вечер была дома, дежурила графиня. В одиннадцатом часу позвонил М.Л. Слышал о страшной катастрофе - Вырубова тоже пострадала, кажется, ноги отрезаны, "повезли к вам в лазарет". Как стало жутко и первая мысль: "Господи, избавь государыню от этого нового горя потерять близкого, любящего человека!"

 Кинулась в лазарет. Направо, в конце коридора, на носилках стонал пострадавший художник Стреблов, подле возились Эберт, Мухин; Вера Игнатьевна была налево, в императорской комнате. Оказывается, как только дали знать императрице о несчастьи, она собрала все свои силы и поехала. Присутствие духа поразительное. Помогала выносить всех, сама всем распоряжалась, устроила ей кровать в своей комнате, нашла силы приласкать расплакавшуюся Грекову. 
По телефону сказали, что ноги уже обе отрезаны. Императрица погладила Грекову по голове, поцеловала и сказала:. "До последней минуты я всегда надеюсь и еще не верю, Бог милостив" Около 10-ти часов привезли. Каким-то чудом Вера Игнатьевна оказалась во встречном поезде, наткнулась на Сабурова, кричавшего: "Аня Вырубова искалечена, не могут вытащить из-под вагона!" Два часа стояла подле нее на снегу и помогала отвезти - к нам. Страдания невероятные. Осмотреть ее не удается - кажется, сломан крестец - при малейшей попытке дотронуться - нечеловеческий стон, вой. Коридоры полны народа, тут и Воейков, флигель-адъютант, Комаров, масса придворных, старики Танеевы бродят растерянные, не отказались все же закусить. Татьяна Николаевна, нежно взяв под руку старуху Танееву, прошла с ней по коридору, заплаканная.
 Послали за Григорием. Жутко мне стало, но осудить никого не могла. Женщина умирает; она верит в Григория, в его - святость, в молитвы. . .
Приехал перепуганный, трепаная бороденка трясется, мышиные глазки ТАК И бегают Схватил Веру Игнатьевну за руку: "Будет жить, будет жить ..." Как она сама мне потом говорила, "решила разыграть и я пророка, задумалась и изрекла:" Будет, я ее спасу ". Несмотря на трагизм минуты, государь не мог не улыбнуться, сказав; ". Всякий по-своему лечит" 
Государь приехал в первом часу ночи, грустный, но, главное, видно, озабоченный за императрицу, С какой лаской он за ней следил и с некоторым беспокойством всматривался в лица офицеров:. как-ТО Будет встречено появление наряду с ними этого пресловутого старца 
Государь Долго говорил с Верой Игнатьевной, подробностей не знаю, но он, безусловно, ни в какую святость и силу Григория не верит, но терпит, как ту соломину, за которую хватается больная исстрадавшаяся душа. Сюда поместил Анну Александровну нарочно, "чтобы и она, и остальные были в здоровой обстановке, если возможно, удаленные от кликушества". 
Старший врач Дворцового лазарета Княжна Вера Игнатьевна Гедройц Вера Игнатьевна поставила условием, чтобы Григорий ходил через боковой подъезд, никогда среди офицеров не показывался, чтобы его Акулина-богородица не смела переступать порога, отделяющего коридор, где императорская комната и перевязочные, от остального помещения. Стеклянные двери были закрыты и на следующее утро завешены полотняными портьерами . Но все это были меры страуса, прячущего голову. Все знали о каждом его появлении и большинство мирилось, верно понимая, что нельзя отказать умирающей женщине в ее просьбе. Но невольно какая-то тень бросалась на светлый, обожаемый облик, и что-то было надломлено ... Анна Александровна встретила Григория словами:. "Где же ты был, я так тебя звала Вот тебе и ясновидение, не почуял на расстоянии, что с его Аннушкой беда приключилась! " 
Остался дежурить на всю ночь. Царская семья уехала около часу. У государыни нашлись силы всем нам пожать руки, улыбнуться. Вот несчастная! Императрица Александра Федоровна обрабатывает рану. Слева Великая княжна Татьяна, справа княжна В.И.Гедройц 
30 июля ...> Среди операции перенесли ужасную минуту. Вера Игнатьевна говорит: "дренаж", а о нем никто и не подумал. Счастье, что я, по своей мании все стерилизовать, прокипятила жгут и спрятала его в стеклянную банку. Мигом выхватила и подала, но час еще после все внутри прыгало и дрожало. Княжны мне шепнули :: "После отъезда мамá мы останемся, поможем вам чистить инструменты". 
И милые детки работали до 8-го часу. Татьяна Николаевна скальпелем обрезала палец, кровь текла довольно сильно и лучше, пожалуй, хотя нож был чист, но мог попасть грязный порошок в ранку. Подле сидели Мел. Адам, и Шах Багов.
 Сколько поэтической ласки вносит Татьяна Николаевна! Как она горячо отзывалась, когда вызывала по телефону и прочла телеграмму о его ранении. Какая она хорошая, чистая и глубокая девочка! Молодость тянет к молодости, и как светятся ее глазки! Ужасно хорошая! ...

 Вспомнилась сценка из безмятежных дней, когда с фронта шли радостные вести, и в лазарете царил тихий, счастливый покой. В конце апреля или в начале, не помню точно, государыня бывала каждый день, бодрая, чудная, ласковая. После перевязок часами сидела у постели Варвары Афанасьевны, туда приходили и раненые. Государыня и княжны работали, шутили, смеялись. Императрица Александра Федоровна подает инструменты во время операции. Позади стоят Вел. княжны Ольга и Татьяна. Оперирует кн. В.И.Гедройц. 4-я слева А.Вырубова 
1 августа ...> Как тяжела была смерть Корвин-Пиотровского! Я была ночной дежурной и всю ночь сидела подле бедняги, и ему грозила ежесекундная смерть. С правой стороны вздулась опухоль в кулак. Каждые пять минут он менял положение. Гладила его по руке ... Казалось, немного забывался и спал с перерывами. Наутро бодро поехал на операцию. Начало было недурно, но как-то щемящим предчувствием сжималось сердце, как увидела Деревенько, этот злой дух наш, а порте Malheur. Артерии Вера Игнатьевна перевязала, дала держать Эберману и вдруг артерия перервалась, кровь хлынула рекой, и тут Вера Игнатьевна проявила чудеса ловкости, мигом отшвырнула Эбермана и одним движением зажала бьющий фонтан. Но легкие уже насытились кровью и всем слышен был роковой свист. Наркоз прекратили, но пульс стал падать, лицо посинело, остановившиеся стеклянные глаза не реагировали ни на свет, ни на прикосновение. Все попытки вызвать искусственное дыхание, опрокидывание головы вниз - ничто не помогало. В жизни не забуду этой первой смерти, что пришлось видеть. Два-три каких-то беспомощных всплескивания губами -. И Все кончено Человека НЕ стало, Какая мертвая тишина наступила ... Сестры, и Ольга, и Татьяна, плакали. Государыня, как скорбный ангел, закрыла ему глаза, постояла несколько секунд и тихо вышла. Бедная Вера Игнатьевна моментально ушла к себе. До чего ей было тяжело; у всех врачей был сконфуженный, но виноватый вид. Драматично еще то, что жена его не получила телеграммы, ехала, уверенная, что он легко ранен и первым делом наткнулась на денщика: "Где барин, проведи меня скорей", а тот по простоте душевной брякнул: ".

 Вот здесь, в часовне" Императрица Александра Федоровна обрабатывает рану головы. 1-я и 3-я слева Великие княжны Ольга и Татьяна, 2-я слева А.Вырубова, 4-я слева кн. В.И.Гедройц 
21 октября. ...> Занятно, чем кончится история Б.Д. Офицеры-преображенцы переоделись извозчиками и повезли кататься сестер - скандал и шум. Шаховская, конечно, не преминула обратиться к Вырубовой. Государыня взглянула очень строго, офицеров перевели в другой лазарет, а сестер, возможно, вышибут. Шаховская свою кузину на их место. Но, говорят, без крупной истории не обойдется, расскажут все эскапады Шаховской, но захотят ли их выслушать! 24-го октября. Все эти дни государыня приезжает, мила, ласкова и трогательна, говорила и со мной ласково и приветливо. Оказывается, мяса и рыбы не ест по убеждению: "Лет десять-одиннадцать тому назад была в Сарове и решила не есть больше ничего животного, а потом и доктора нашли, что это необходимо по состоянию моего здоровья". Сидела долго с работой в столовой. Одна из княжон играла в пинг-понг, другая в шашки, кто читал, кто болтал, все просто и уютно. Государыня сказала Варваре Афанасьевне: ! ». Посмотрите, как малышки забавляются, как эта простая жизнь позволяет отдохнуть ... большие сборища, высшее общество - брр Я возвращаюсь к. себе Совершенно разбитой Я должна себе заставлять говорить, видеться с людьми, которые, я отлично знаю, против меня, работают против меня ... Двор, эти интриги, зта злоба, как это мучительно и утомительно. Недавно я, наконец, была избавлена ​​кое от кого, и то лишь когда появились доказательства. Когда я удаляюсь из этого общества, я устраиваю свою жизнь как мне нравится; тогда-говорят: "она - экзальтированная особа"; осуждают тех, кого я люблю, а ведь для того, чтобы судить, надо все знать до деталей Часто я знаю, что за человек, передо мной. ; достаточно на него раз взглянуть, чтобы понять: (. пер. с франц) можно ему доверять или нет " Бедная, несчастная ... Такой она мне и рисовалась всегда - сама чистая и хорошая, цельная и простая, она томится условностью и мишурой большого света, а в грязь Григория она не может поверить. . В результате - враги в верхних слоях и недоверие нижних ...> Сегодня Татьяна Николаевна сначала приехала одна: "Ведь я еду сюда, как в свой ​​второй дом", и, действительно, такая милая и ​​уютная была. Побежала со мной в кухню, где мы готовили бинты. Государыня посмеялась и сказала, что Татьяна, как хорошая домашняя собачка, привыкла. Бедная Ольга Николаевна совсем больна - развилось сильнейшее малокровие, уложили на неделю в постель, но с разрешением приезжать в лазарет на полчаса для вспрыскивания мышьяка. Во дворе госпиталя. Стоят слева направо: кн. В.И.Гедройц, корнет Карангозов, Вел. княжна Татьяна, Императрица Александра Федоровна, А.Вырубова. Сидит справа Вел. княжна Ольга

 4 декабря. ...> И почем знать, что за драму пережила Ольга Николаевна. Почему она так тает, похудела, побледнела: влюблена в Шах Багова? Есть немножко, но не всерьез. Вообще атмосфера сейчас царит тоже не внушающая спокойствия. Как только конец перевязок, Татьяна Николаевна идет делать вспрыскивание, а затем усаживается вдвоем с К. Последний неотступно пришит, то садится за рояль и, наигрывая одним пальцем что-то, много и горячо болтает с милой деткой. Варвара Афанасьевна в ужасе, что если бы на эту сценку вошла Нарышкина, мадам Зизи, то умерла бы. У Шах Багова жар, лежит. Ольга Николаевна просиживает все время у его постели. Другая парочка туда же перебралась, вчера сидели рядом на кровати и рассматривали альбом. К. так и жмется. Милое детское личико Татьяны Николаевны ничего ведь не скроет, розовое, возбужденное. А не вред ли вся эта близость, прикосновения. Мне жутко становится. Ведь остальные-то завидуют, злятся и, воображаю, что плетут и разносят по городу, а после и дальше. К. Вера Игнатьевна посылает в Евпаторию - и слава Богу. От греха подальше. Вера Игнатьевна говорила мне, будто Шах Багов, нетрезвый, кому-то показывал письма Ольги Николаевны. Только этого еще недоставало! Бедные детки! Татьяна Николаевна - чудная сестра. 27-го, в день возвращения Веры Игнатьевны, взяли Смирнова в перевязочную. Температура все держалась, пульс скверный, решен был прокол после пробного укола. Игла забилась сгустками гноя, ничего не удавалось высосать, новый укол, и Вера Игнатьевна попадает прямо на гнойник; потек густой, необычайно вонючий гной. Решают немедленно прорез. Забегали мы, я кинулась фильтровать новокаин и кипятить, Татьяна Николаевна самостоятельно собрала и вскипятила все инструменты, перетаскивала столы, готовила белье. Через 25 минут все было готово. Операция прошла благополучно. После разреза сперва с трудом, а потом рекой полился невероятно вонючий гной. Первый раз в жизни у меня был позыв к тошноте, а Татьяна Николаевна ничего, только при жалобе, стонах личико подергивалось, да вся стала пунцовая. К вечеру у Смирнова пульс стал падать, в 9 часов приехали Ольга Николаевна и Татьяна Николаевна чистить инструменты. К. опять на лесенке рядом с Татьяной Николаевной. Детки были веселые, оживленные. В 10 часов пошли к Смирнову перед отъездом, и жизнерадостность разом пропала. Глаза закатились, в груди клокотанье, каждый час вспрыскивали то спермит, то камфору. Мы с Варварой Афанасьевной решили остаться, послали за родными, за священником. Исповедался, причастился, глаза оживились, внимательно на всех глядел, совсем ясно говорил, трогательно простился с батюшкой: "Спокойной ночи, батюшка", - но клокотанье не прекращалось, к утру уже никакие вспрыскивания не помогали, пульс пропал, вздохнул два раза и кончился. На панихиду и отпевание приехала и государыня, ужасно худенькая и грустная. К. приказала оставить санитаром. 

7 декабря. ...> Вчера великие княжны в 6 часов вечера вызвали к себе Варвару Афанасьевну, как всегда мило ее ласкали. Между прочим, Татьяна Николаевна спросила: "Как вы думаете, когда сегодня легла мать В 8 утра - Очевидно, всю ночь провела подле постели Алексея Николаевича - Через полчаса встала и поехала в церковь?!.». Княжны при Варваре Афанасьевне переоделись, выбирали драгоценности. Ольга сказала: "Жаль только, что некому мною наслаждаться, один папá!». Полное отсутствие кокетства. Раз, два - прическа готова (прически нет), в зеркало и не взглянула. 
Но строгости все же большие. Анастасию не взяли обедать, рано должна ложиться спать, потому обедала вдвоем с няней на своем громадном одиноком "верху". Перед тем, когда Варвара Афанасьевна была у них - Ольга была - больна, - Нюта принесла граммофонную пластинку "Прощай Лу-Лу". Отголоски, очевидно, лазаретных впечатлений. Грустно бедным деткам живется в блестящей клетке. 

Великие княжны Мария И Анастасия в палате Дворцового лазарета ПЕРСОНАЛ Дворцового лазарета Врачи: Княжна Гедройц Вера Игнатьевна, старший врач, доктор медицины. Вельский Г. И. и Реймерс Е. К. - Младшие врачи. Исаев Н. П., Петрикин С. И., Митюк П. Н. (. До 1 янв 1915) -. Заурядные врачи Карпов Евгений Петрович И Неделин Н. В. (С 1 янв. 1915). 

Деревенко Владимир Николаевич (1879-1936), доктор медицины, почетный лейб-хирург. Последовал за царской семьей в Тобольск, затем в Екатеринбург. В качестве врача Отряда особого назначения находился при Романовых в тобольской ссылке и лечил наследника Алексея Екатеринбурге. После расстрела царской семьи работал в госпиталях Красной Армии. Позднее неоднократно подвергался арестам ГПУ. Приговорен к пяти годам лишения свободы. 
Помимо Дворцового лазарета работал также в лазарете Большого дворца ". Эберман Александр Александрович, доктор медицины. Аудер А.И. (до 1 янв. 1915), Рыбаков А.А. (с 1 янв. 1915) . - студенты . Эберт, Мухин, (? ординаторы) ПЕРСОНАЛ Дворцового лазарета Медицинские сестры: 
Императрица Александра Федоровна (1872-1918),
 Великие княжны Ольга Николаевна (1895-1918) 
 Татьяна Николаевна (1897-1918). 
Чеботарева Валентина Ивановна (ок .1879-1918) - старшая сестра, жена генерал-майора П.Г.Чеботарева, 
Вильчковская Варвара Афанасьевна - сестра милосердия, жена полковника С.Н.Вильчковского, председателья Царскосельского эвакуационного комитета, автора путеводителя по Ц.Селу. 
Хитрово Маргарита Сергеевна ( 1895-1952), фрейлина, сестра милосердия, последовала за царской семьей в Тобольск. По личному приказу Керенского арестована (22.8.1917) и доставлена ​​под конвоем в Москву. 
Состояла в переписке с царской семьей во время их заключения. В эмиграции вышла замуж за В. Г. Эрдели. Скончалась в Нью-Йорке.
 Грекова Ольга Порфирьевна, дочь донского казачьего генерала, после революции вышла замуж за барона Д. Ф.  Таубе Вырубова (ур. Танеева) 
Анна Александровна (1884-1964), фрейлина Двора, близкий друг царской семьи. 
Нирод Мария Дмитриевна (урожд. Муханова) (1879 - 1965), хирургическая сестра с 1915 года, жена флигель-адъютанта поручика лейб -гвардии Конного полка графа Федора Михайловича Нирод. После революции жила вместе В.И.Гедройц в Киеве. 
Рейшах-Рит Н.А., супруга графа Бориса Леонидовича Рейшах-Рит, ротмистра, офицера Придворной конюшенной части, сотрудника Царскосельского Красного Креста. Добровольская , Любушина, Масленникова, Анненкова. Колзакова Ольга Яковлевна, подруга великой княжны Ольги Николаевны. 
Боткин Евгений Сергеевич (1865 -1918), лейб-медик, расстрелян в Екатеринбурге вместе с царской семьей. Упоминается его участие в работе Дворцового лазарета

БАЛЕТНАЯ АРТИСТКА ИМПЕРАТОРСКИХ ТЕАТРОВ

Балетная артистка Императорских Театров

Из воспоминаний Тамары Карсавиной:
В первую очередь необходимо было выполнить формальность – подать прошение в училище. Все претенденты должны были пройти тщательный отбор, и лишь незначительное количество принималось в училище. На ночь мне закрутили волосы на бумажки, а по дороге в училище мама отвела меня к парикмахеру. Пока он приводил в порядок мои волосы, распустив их локонами сзади и сделав челку, меня охватывало все большее и большее нетерпение, я поминутно спрашивала, не пора ли идти. Когда мы приехали в училище и я увидела швейцара в ливрее с императорскими орлами, почувствовала себя совсем маленькой и незначительной.

fig102 (496x700, 103Kb)

Сначала мы стояли неподвижно, затем нам велели ходить, потом бежать. Это делалось для того, чтобы оценить наш внешний вид и решить, достаточно ли мы грациозны или же, наоборот, неуклюжи. Затем мы стояли сомкнув пятки, предоставив преподавателям возможность рассматривать наши колени. Эти предварительные испытания заняли довольно много времени, так как нас было больше тридцати. После первого же испытания многих кандидаток сочли неподходящими. Нас снова построили в пары и на этот раз повели через длинную анфиладу классов в лазарет, чтобы подвергнуть медицинскому осмотру. Нам велели полностью раздеться и выдали полотняные халаты, облачившись в которые мы стали ждать своей очереди. Осмотр был очень тщательным. Некоторых девочек отклонили из-за слабого сердца, других – из-за легкого искривления позвоночника. Слух и зрение тоже проверили. После медицинского осмотра нас отвели в так называемый круглый зал и дали чай с бутербродами


После завтрака преподавательница музыки велела нам пропеть гамму, чтобы проверить слух. Затем последовали экзамены по чтению, письму и арифметике. Наконец, нас снова привели в большой зал, где сидели преподаватели танца. Приняли только десять человек, в их числе и меня.
Домой мы вернулись только к шести вечера.


index.php (493x700, 199Kb)

Занятия начинались 1 сентября, и за оставшиеся несколько дней следовало подготовить всю мою «экипировку» – коричневое кашемировое платье для занятий в классе и серое полотняное для танцев. Отец взял меня с собой покупать школьные принадлежности.
В училище приходящие ученицы переодевались в платья для урока танцев на антресоли между первым и вторым этажом под присмотром маленькой добродушной седой старушки, похожей на мышку, и поднимались наверх, чтобы поприветствовать реверансом воспитательницу, затем направлялись в небольшой репетиционный зал. Уроки танцев проходили по утрам. Затем мы переодевались и завтракали в круглом зале. Чай давали бесплатно, а бутерброды мы должны были приносить с собой.

Мы почти никогда не видели мальчиков, наших соучеников. Они жили этажом выше, и мы встречали их только на уроках бальных танцев и во время репетиций. Разговаривать с мальчиками строжайше запрещалось. Мы степенно исполняли все фигуры кадрили, лансье и менуэта, не поднимая глаз на своих партнеров. Если воспитательница замечала отступление от этого правила, нарушители получали выговор или даже подвергались наказанию. Несмотря на все эти предосторожности, легкий флирт пустил в училище глубокие корни.

index (501x700, 205Kb)

«Кого вы обожаете?» – часто спрашивали меня 

старшие воспитанницы. Все мы должны были кого-то обожать.
 Две примы-балерины, Матильда Кшесинская и Ольга 
Преображенская, были кумирами нашего училища
 и разделили его на два лагеря. Преподаватели тоже иногда попадали в число достойных обожания. К сожалению, только двое из них были молоды и красивы, один из них – учитель фехтования. Остальных же, казалось, нашли в паноптикуме. Мой выбор пал на Павла Гердта.

За весь год, пока была приходящей ученицей, я ни разу
 не видела жилых комнат пансионерок – только классы и танцевальные залы. Комната, где одевались младшие ученицы, называлась умывальной из-за огромной медной лохани, стоявшей на возвышении посередине, словно котел на гигантском блюдце. Утром и вечером мы собирались вокруг и умывались под краном с холодной водой.


index.php (498x700, 81Kb)

Кастелянша выдала мне платье из голубой саржи старомодного покроя, с облегающим лифом и глубоким вырезом и юбкой в сборку, доходящей до щиколотки. Белая пелеринка из накрахмаленного батиста прикалывалась на спине и завязывалась на груди. Черный передник из шерсти аль-паки, белые чулки и черные легкие туфли дополняли наш костюм. По воскресеньям мы надевали белый передник в складку. Я быстро запомнила вирши, которые все мы твердили, перебирая складки передника, словно четки:
То ли быть мне знатной леди?
То ли с тощим кошельком?
То ли быть за генералом?
То ль за бедным моряком?

Колокольчик призвал нас на ужин. Проход в столовую напоминал торжественную церемонию. Мы строились в колонну по двое в соседней комнате, и при входе в столовую воспитательница считала нас, словно стадо овец. Подобный подсчет производился перед каждым посещением столовой. Этот обычай сначала казался мне нелепым, только значительно позже узнала я причину его возникновения.
История превратилась в легенду, которую взволнованным шепотом передавали друг другу. Я услышала ее, когда стала 
значительно старше, и правдивость ее подтвердила горничная Ефимия, или Фимушка, как мы ее называли. Много лет назад девушка, которую прозвали «безумной Анной», отличавшаяся необычайной красотой и безрассудным нравом, бежала из училища с офицером-конногвардейцем, с которым познакомилась дома во время каникул. На внутренней стенке своего шкафа Анна записывала день за днем историю своего романа.

index.php (499x700, 92Kb)

Она описала, как молодой офицер ездил взад и вперед по Театральной улице на паре гнедых, а она стояла у окна дортуара и подавала ему знаки. Это всегда происходило после полудня, когда остальные ученицы занимались в классах. Анна, будучи пепиньеркой (Пепиньерка- институтка, оставленная по окончании курса при институте для педагогической практики.), не посещала занятий и имела разрешение ходить на «другую сторону» для занятий музыкой. С помощью одной из прислужниц, после этого уволенной, Анна, переодевшись горничной и накинув на голову шаль, выскользнула через кладовую на черную лестницу, а оттуда на пустынную улицу. После этого события воспитанниц старше пятнадцати лет не отпускали домой на каникулы, разве что на три дня на Рождество и на Пасху. Когда я училась, во все окна, выходившие на улицы, были вставлены матовые стекла.


index.php (501x700, 89Kb)

Всех воспитанниц моложе пятнадцати лет причесывали горничные, только старшим доверяли делать это самостоятельно. Каждое утро, умывшись холодной водой, мы выстраивались в очередь у окна дортуара, где эту работу выполняли четыре горничные, каждая из них причесывала своих «клиенток». Здесь мы вели дружеские беседы и с удовольствием задерживались бы подольше, если бы не множество дел, которые нам предстояло сделать до завтрака. Мы должны были убрать постель и одеться за десять минут до колокольчика, чтобы успеть пройти осмотр. Воспитательница сидела перед дверью в столовую, а мы подходили одна за другой, делали реверанс и медленно поворачивались кругом

index.php (501x700, 218Kb)


Утро посвящалось урокам танца и музыки. После обеда нас выводили на прогулку, продолжительность которой зависела от того, сколько времени мы одевались. В целом на прогулку уходило пятнадцать-двадцать минут – мы ходили вокруг маленького садика во дворе. Наши зимние одеяния были чрезвычайно массивными: черные салопы, подбитые рыжей лисой, мы называли «пингвинами» из-за коротких рукавов, вшитых в районе талии, они собирались фалдами под круглым меховым воротником. Ноги согревали высокие ботики с верхом из полубархата. Фасон наших одежд принадлежал прошлому веку, но вполне соответствовал Духу нашего учебного заведения, изолированного от жизни, протекающей вне его стен. Нас, намеревавшихся посвятить себя театру, берегли от контактов с окружающей действительностью, словно от заразы.

Дважды в неделю родителям позволяли навещать нас, родные братья тоже допускались, но ни один кузен не переступил порога приемной. Двери были открыты, и девочки, родители которых не смогли прийти, бродили по соседней комнате, бросая на счастливиц тоскливые взгляды. Принесенные нам сладости воспитательница тотчас же прятала под замок и выдавала нам каждый день понемногу после еды.
Пирожные, имбирные пряники и все, что считалось слишком питательным, было строжайше запрещено под предлогом того, что учащихся и без того хорошо кормят в школе.

index.php (490x700, 79Kb)

После обеда и до ужина мы были предоставлены сами себе, от нас требовалось только не слишком шуметь.Музыка, чтение, вышивание или чаще всего изготовление роз из гофрированной бумаги для украшения пасхальных куличей. Розы больше, чем настоящие, лучше, чем настоящие. Могут ли у настоящих роз быть такие вибрирующие золотистые усики или столь великолепные лакированные листья? Подобные развлечения вносили приятное разнообразие в школьные вечера.

6 декабря, в день именин государя, все три императорских театра устраивали специальные утренние представления для всех школ. Огромные самовары кипели у входа на сцену. В эти дни театры выглядели необычно: масса детей и молодежи, ложи заполнены девочками в голубых, красных, розовых форменных платьях с белыми пелеринами. Партер предназначался для мальчиков, учащихся гимназий, кадетского и морского корпусов, лицеистов; на галерке – ученики общедоступных школ. Каждый ребенок получал в подарок коробку конфет с портретом царя, царицы или царевича на крышке. В антракте в нескольких фойе подавали чай и прохладительные напитки, причем все служащие были облачены в парадные красные ливреи с императорскими орлами. Особым угощением было прохладное ароматное миндальное молоко.

index.php (499x700, 175Kb)

По возвращении в училище мы обменивались впечатлениями от увиденных спектаклей. Обычно нам предоставляли право самим выбрать, в какой театр пойти, но лишь немногие выражали желание пойти в Михайловский театр, хотя там выступала превосходная французская труппа. Если праздничный день совпадал с днями балетных спектаклей – средой или воскресеньем, – мы часто принимали в них участие. В один из таких дней нас прямо в костюмах пригласили в императорскую ложу, чтобы вручить нам конфеты. Императрица Александра Федоровна и вдовствующая императрица Мария Федоровна стояли в маленькой приемной перед царской ложей и вручали нам коробки конфет. Мы заходили по одной, делали реверанс и целовали руки обеих цариц. Рядом стоял царь.

Осенью 1901 года я получила «белое платье». Младшие воспитанницы носили коричневые платья; розовое платье служило знаком отличия, а белое – высшей наградой и перешла в старший класса Гердта. Наша группа работала в большой репетиционной комнате, связанной мостом с нашим крылом. Переход был холодным зимой, и, чтобы перейти через него, мы натягивали свои полубархатные сапожки поверх танцевальных туфель.
По традиции наш выпускной спектакль устраивался в Вербное воскресенье. Вербная неделя в целом вносила разнообразие в длительную монотонность поста; все живут в предвкушении Пасхи – самого почитаемого из всех религиозных праздников, отмечаемых на Руси.


Karsavina_005 (680x677, 117Kb)


На улицах раскинулись базары, где продавались забавные игрушки, свистульки, золотые рыбки, большие яркие розы из папиросной бумаги, восточные сладости и восковые ангелочки – только головки и крылышки. И верующие, и неверующие объединялись в общем веселье и предвкушении праздника, который несла с собой Вербная неделя.
Во время торжественной службы, проходившей в субботу вечером, одна пламенная мольба постоянно всплывала в мозгу: «Боже, помоги мне хорошо станцевать завтра»

КАН - CAEN. с Вами рядом будет гид-переводчик, музыкант - Леонид Зеличонок ! К нему приезжают туристы из разных стран и все очень довольны! tel : 33 607 15 39 29

Cопровождение по Франции на автомобиле , минибусе или на вашем автомобиле  ; организация свадебного путешествия с торжественным ужином в замке ; 
сайт : http://www.inter-inform.ru/fr/ ; 

Я рекомендую Вам почему:

 1) Из Парижа все далеко и поэтому очень дорого. 235 km от Парижа ; на поезде 2 часа ; 10 минут  от пролива Ла-Манш, а цены во много раз ниже!!!!!!!!
  2) с Вами рядом будет гид-переводчик, музыкант - Леонид Зеличонок !
К нему приезжают туристы из разных стран и все очень довольны!
 tel : 33 607 15 39 29  https://www.facebook.com/leonid.zelitchonok



Кан (фр.  Caen) — город  на северо-западе Франции, столица региона Нижняя Нормандия




 

  Abbaye aux Dames - женский монастырь. Именно здесь с 1083 года покоятся останки королевы Матильды. Здания аббатства, перестроенные в XVIII веке, использовались в качестве казармы, а позднее, в качестве больницы и богадельни. Монастырская церковь была построена в романскую эпоху, ее шпили снесли в XIV веке.
 


Façade de l'église abbatiale de la Trinité (Abbaye aux Dames) - фасад монастырской церкви Троицы 

 

Vue panoramique du château de Caen - панорама Канского замка

Замок построен по приказу Вильгельма Завоевателя. После реставрации он находится в отличном состоянии, в нем размещаются два музея. На территории замка находится церковь Св. Георгия XII-XV веков
Porte Saint-Pierre et sa barbacane - Ворота Сен-Пьер и барбакан (башня, вынесенная за периметр стен крепости или замка и охраняющую подступы к мосту или воротам)


Murailles depuis la rue de Geôle - крепостная стена, вид с улицы Жеоль


Château de Caen, porte des champs - ворота Канского замка


Hôtel de la Préfecture - префектура

Ancien cimetière Saint-Jean à Vaucelles - старинное кладбище Сен-Жан в Воселе
Maison des Quatrans - дом "Катран" XIV в.

Ancien manège de l'académie d'équitation - бывший манеж академии верховой езды

Hippodrome de la Prairie - ипподром Прери

Église Saint-Julien - церковь Сен-Жюльен (1954-1963)

Hôtel d'Escoville - Отель-д’Эсковиль

Hôtel de Than (vers 1520-1530) - Отель де Тан

Abbaye aux Hommes, hôtel de Ville depuis les années 1960. - Мужской монастырь, с 1960-х гг. - мерия
Построен там, где некогда жил Вильгельм Завоеватель. Позднее здания аббатства были превращены в лицей. Здание перестроил аббат Трамбле в XVIII веке.


Chevet de l’abbatiale Saint-Étienne - купола монастыря Сен-Этьен

Roseraie de la Colline aux Oiseaux - розарий в парке Птичий холм

 
Labyrinthe de la colline - лабиринт в том же парке

Villa Baumier - вилла Бомье


L'esplanade de la Paix : Phœnix de l'Université (campus 1), Château de Caen et clocher de l'église Saint-Pierre - площадь Мира, виден феникс на здании университетского кампуса, канский замок и церковь Сен-Пьер

Chevet de l'église Saint-Pierre à Caen - купол церкви Сен-Пьер

 

 Église Saint-Étienne-le-Vieux - церковь Сент-Этьен-ле-Вьё

 

Place Saint-Sauveur - площадь Сен-Совёр

 

 Clocher de l'église du Vieux Saint-Sauveur en 1818 - колокольня церкви Вьё Сен-Совёр

 
  
 La ville de Caen après la bataille de Caen (1944) - вид Кана после битвы за освобождение (высадки союзных войск в Нормандии) в 1944
 
 

 

 Pont de Vaucelles, après sa reconstruction en 1825, et hôtel des voyageurs - мост через Восель, после реконструкции в 1825 г. и гостиница