Блог автора методики коррекции веса Нелли Кешишьян

четверг, 19 ноября 2020 г.

Роль витамина Д в регуляции иммунитета, профилактике и лечении инфекционных заболеваний у детей

 Роль витамина Д в регуляции иммунитета, профилактике и лечении инфекционных заболеваний у детей 

Существует  два самых распространенных вида витамина D:

D2 (ергокальциферол; в растениях и грибах) и 


D3  (холекальциферол; в продуктах животного происхождения).


D3 в печени  превращается в 25(OH)D, а в почках - в 1,25(OH)D,



 Дети, недостаточно обеспеченные витамином Д, характеризуются снижением противовирусного и антибактериального иммунитета. 

И наоборот, питание с контролем потребления витамина Д оказывают иммуномодулирующее и противовоспалительное действие, а также защищают организм ребенка от инфекции.

 Данные доказательной медицины указывают на важность продуктов, содержащих  витамин Д для профилактики и лечения туберкулёза, хронического бронхита, профилактики инфекций дыхательных путей, в т. ч. вызванных респираторно-синцитиальным вирусом RSV и вирусом гриппа A. 

Уже более полувека врачам хорошо известна роль витамина D в регуляции метаболизма кальция и поддержании структуры кости, обуславливающих использование препаратов витамина D при рахите и переломах костей у детей. 

Однако в течение последних 15 лет стали очевидны такие свойства витамина D, как профилактика ожирения, инсулинрезистентности, диабета; нейростероидные, нейрорегенераторный и иммуномодуляторный эффекты и др. [1].

 В частности, витамин D поддерживает антибактериальный и антивирусный иммунитет. 

На фоне дефицита витамина D повышаются уровни провоспалительных цитокинов, что существенно снижает эффективность иммунного ответа организма на инфекцию [2–4]. 

Снижение иммунитета у детей утяжеляет течение туберкулеза, хронического ринита, риносинусита, гриппа, вирусного гепатита и других инфекционных заболеваний [5, 6].

 В настоящее время в базах данных научных публикаций по биомедицине (таких как PUBMED и ELIBRARY) имеется более 7200 публикаций, в которых представлены результаты фундаментальных и клинических исследований роли витамина D в поддержке антиинфекционного иммунитета. 

Этот массив публикаций был проанализирован с использованием современных методов интеллектуального анализа данных [7–9] для выборки репрезентативных публикаций и выделения перспективных направлений клинического применения витамина D для повышения антиинфекционного иммунитета. 



На диаграмме на рисунке 1 выделены клетки иммунной системы и их молекулярные компоненты, участвующие в осуществлении иммуномодулирующих и противоинфекционных эффектов витамина D: дендритные клетки, макрофаги и др. [10, 11]. 

Фундаментальные исследования иммуномодулирующих эффектов витамина D подтверждаются результатами клинических исследований. 

Например, уровни витамина D снижены у детей 2–5 лет с синдромом периодической лихорадки – аутоиммунным заболеванием, характеризующимся регулярными эпизодами лихорадки, не спровоцированной очевидными внешними причинами, в сочетании с афтозным стоматитом, фарингитом, и аденитом шейных лимфоузлов. 

Курс лечения витамином (400 МЕ/сут в течение всего зимнего периода) значительно сокращал число приступов лихорадки в год (р < 0,005) и снижал среднюю продолжительность эпизодов (р < 0,05) [12–14].

 Далее последовательно рассматриваются результаты фундаментальных и клинических исследований витамина D регуляции процессов воспаления, противотуберкулезных эффектов витамина D и другие антиинфекционные эффекты витамина D у детей. 

Витамин D в регуляции процессов воспаления и аллергии 


Результаты фундаментальных исследований позволяют утверждать, что витамин D принципиально необходим для поддержания нормофизиологического функционирования иммунной системы: активации антибактериальной и противовирусной защиты, снижения избыточного воспаления и др. [1]. 

Клинические исследования и мета-анализы показали, что сниженные уровни 25(OH)D в крови способствуют нарушениям иммунитета и стимулируют избыточное воспаление, неблагоприятно сказывающееся на состоянии здоровья детей: повышается риск развития бронхиальной астмы (БА), обструктивного бронхита, аллергического ринита

Мета-анализ 8 исследований детей 3–18 лет (n = 573) подтвердил, что дотации витамина D могут быть использованы для снижения обострений бронхиальной астмы, связанных с инфекцией (ОР 0,41, 95% ДИ 0,27…0,63, n = 378) [15]. Метаанализ 10 исследований (n = 2756) показал, что недостаточность витамина D увеличивает риск БА у детей (ОР 1,68, 95% ДИ 1,32 … 2,15). 

Значительная взаимосвязь между БА и недостаточностью витамина D обнаружена и в отдельных подгруппах из стран Америки, Европы и Азии [16] (рис. 2). 



Важно отметить, что на риск перечисленных заболеваний у детей может влиять не только «текущая» обеспеченность ребенка витамином D, но внутриутробная обеспеченность витамином D. 

Например, мета-анализ 5 исследований показал, что повышенные уровни 25(OH)D обратно пропорциональны риску развития БА и обструктивного бронхита у детей. 

Сравнение квартилей пациентов с наивысшим и с наименьшим уровнями 25(OH)D было показано, что относительный риск астмы снижался на 16% (ОР 0,84, 95% ДИ 0,70–1,00, P = 0,054), а обструктивного бронхита – на 23% (ОР 0,77, 95% ДИ, 0,58…1,03, тренд – Р = 0,063)[17]. 

Метаанализ 15 проспективных исследований (n = 12 758) подтвердил взаимосвязь между уровнями 25(OH)D в материнской крови и риском развития БА у детей старше 3 лет. Относительный риск БА при сравнении наивысшего и самого низкого квартиля уровней 25(ОН)D в крови матери составил 0,87 (95% ДИ 0,75–1,02). Анализ дозозависимых эффектов указал на U-образную связь между уровнями материнской 25(OH)D и риском БА у детей с наименьшим риском БА при уровнях 25(OH)D порядка 70 нмоль/л (P = 0,02) [18] (рис. 3). Метаанализ 19 исследований связи между уровнями витамина D и аллергическим ринитом (АР) у детей показал, что уровень 25(OH)D у пациентов с АР был ниже, чем в контроле (-7,6, 95% ДИ -13,1 … -2,2) [19]. 

Метаанализ 21 исследования подтвердил взаимосвязь между низкими уровнями витамина D и более высоким риском сенсибилизации при АР у детей. Уровни 25(OH)D≥75 нмоль/л в сыворотке крови значительно снижали риск IgE-специфичной сенсибилизации к аэроаллергенам [20] (рис. 4). 



Противотуберкулезные эффекты витамина D: фундаментальные исследования 


Среди антиинфекционных эффектов витамина D наиболее изучена взаимосвязь между обеспеченностью витамином и развитием туберкулеза. 

Туберкулез (ТБ) является одной из основных причин смертности (например, 1,68 млн смертей в год, данные ВОЗ на 2009–2011 гг.). 

Глобальная распространенность латентной инфекции (положительная реакция Манту) по земному шару оценивается в 32%, причем 5–20% из этой значительной подгруппы населения находится при повышенном риске активации заболевания в течение всей жизни. Фундаментальные исследования показали на важную роль активного метаболита витамина (1,25-дигидрокси- витамина D, кальцитриола) для усиления иммунного ответа на микобактерии [21]. 

Кальцитриол в дозах 10-9…10-7 моль/л существенно ограничивал внутриклеточный рост микобактерий в моноцитах человека, в то время как γ-интерферон, колониестимулирующий фактор-1, интерлейкины-1, -3, -6 и вовсе утрачивали антимикобактериальный эффект без витамина D [22]. 

Макрофаги – основной тип клеток, подвергающихся заражению Myco bacterium tuberculosis. Макрофаги регулируются витамином D при участии интерлейкина-1-бета (ИЛ-1β), который значительно увеличивает выживаемость инфицированных макрофагов и снижает нагрузку микобактериями [23]. 

Эффекты ИЛ-1β осуществляются при участии эпителиальных клеток дыхательных путей – именно совместное культивирование макрофагов и клеток эпителия при достаточных уровнях витамина D повышает выживание макрофагов. Защитный эффект витамина D на клетки макрофагов, «работающих» совместно с клетками эпителия дыхательных путей, проявляется в увеличении относительного количества макрофагов, прикрепленных к клеткам эпителия легких (рис. 5). 




При отсутствии витамина D макрофаги значительно слабее удерживаются на эпителии дыхательных путей. 

Витамин D поддерживает антибактериальный и антивирусный иммунитет. 

На фоне дефицита витамина D повышаются уровни провоспалительных цитокинов, что существенно снижает эффективность иммунного ответа организма на инфекцию 

Молекулярно-физиологические механизмы воздействия витамина D на противотуберкулезный иммунитет обусловлены, прежде всего, воздействием на процессы воспаления и биосинтез противомикробных пептидов.

 В летнее время дети больше гуляют на улице и, под воздействие УФО-В солнечного света, происходит усиление биосинтеза 7-дегидрохолестерина (7DHC) в кожном покрове. 7DHC является предшественником холекальциферола – основной формы витамина D, которая поступает также и с пищей. 

Холекальциферол, синтезируемый в организме и поступающий с пищей и препаратами, используется для биосинтеза активной формы витамина, 1,25-дигидроксивитамин D3 (1,25 (OH)D3), в почках. 

Альвеолярные макрофаги распознают молекулы, связанные с M.tuberculosis (например, микобактериальный липопротеин LpqH) посредством Toll- подобных рецепторов TLR2/1 и ко-рецептора CD14 (рис. 6).



 Взаимодействие этих рецепторов активирует сигнальный путь AMPK/p38MAPK, что приводит к усилению экспрессии CYP27B1 гидроксилазы и усилению бииотрансформации 25OHD в активную форму витамина, 1,25(OH)D3. 1,25(OH)D3 связывается с VDR рецепторами (возможно, при участии ретиноидных X-рецепторов RXR) и в составе витамин-рецепторного комплекса переносится в ядро, где активирует гены иммунной защиты, содержащие фрагменты ДНК, названные «элементами ответа VD» (VDRE). 

В результате, происходит усиление биосинтеза антимикробных пептидов LL-37 (кателицидин) и бета-дефенсин-2 (BD2). 

Противомикробный пептид кателицидин стимулирует элиминацию микобактерий, способствуя слиянию аутофагосом, содержащих микобактерии, с лизосомами. 

Сочетании инфекции M.tuberculosis и высоких уровней 1,25(OH)D3 стимулирует экспрессию гена IL-1b, в результате чего усиливается биосинтез интерлейкина-1β, что стимулирует экспрессию бета-дефенсина BD2 в эпителиальных альвеолярных клетках. Высвобождение BD2 способствует ускоренному уничтожению микобактерий в макрофагах (рис. 6) [15]. 


Противотуберкулезные эффекты витамина D: клинические исследования 

До наступления т.н. «эры антибиотиков», витамин D (содержащий в экстрактах рыбьего жира) уже использовался для лечения туберкулеза. 

Современные клинические исследования показали, что, действительно, дефицит витамина D сопровождает активную форму туберкулеза.

 Ряд клинических испытаний и мета-анализов оценили положительную роль витамина D в профилактике и терапии туберкулеза, влияние на т. н. вираж пробы Манту у детей. 

У пациентов с туберкулезом установлено снижение концентрации витамина D в плазме крови. Исследование 105 амбулаторных пациентов с туберкулезом и 255 контролей. Средние уровни витамина D составили 23 ± 7 нг/мл в группе случаев, 29 ± 9 нг/мл в контрольной группе (р < 0,0001, при норме 30..50 нг/мл). Дефицит витамина D был найден у 57% случаев и только у 33% участников контрольной группы (р < 0,0001). Средние уровни витамина D у пациентов с туберкулезом с множественной лекарственной резистентностью были еще ниже – 15 ± 5 нг/мл (р < 0,0001) [24]. 

В перекрестном исследовании 260 госпитализированных пациентов с подтвержденным диагнозом туберкулез, распространенность средней степени недостаточности витамина D (уровни 25 (OH) D в сыворотке менее 20 нг/мл) составила 44%, авитаминоза (<10 нг/мл) – 18% [25]. 

Важно подчеркнуть, что данное исследование было проведено в г. Кампала, столице Уганды (00°20´North), т. е. городе, расположенном на экваторе и, следовательно, имеющем весьма высокую инсоляцию. Заметим, что в настоящее время пересматривается догматическая точка зрения, что «туберкулез – болезнь подземелий»

Солнечные регионы, в которых не проводится плановое профилактическое применение витамина D, весьма уязвимы для туберкулезной агрессии. Например, при обследовании группы детей и взрослых с туберкулезом в таком солнечном регионе, как Грузия, уровни 25 (OH) D в плазме крови составили 14 ± 7 нг/мл, причем недостаточность витамина D (<30 нг/мл) отмечена у 97% обследованных. При этом, ежедневное потребление витамина с пищей (основные источники – рыба, яйца и масло) составило всего 172 ± 196 МЕ/сут, т.е. было значительно ниже рекомендованных суточных норм потребления (400…600 МЕ/сут) [26]. Взаимосвязь между низким уровнем витамина D в сыворотке крови и риском активного туберкулеза была подтверждена в метаанализе 7 исследований. 

Было установлено, что при туберкулезе уровни витамина D были ниже на 70% от стандартного отклонения (95% ДИ 0,43– 0,93). Иначе говоря, установлена 70%-ая вероятность того, что у любого здорового человека уровни витамина D в сыворотке будут выше, чем у пациента с туберкулезом, независимо от пола, этнической принадлежности, диеты и географического расположения [27, 28] (рис. 7). Ставшая очевидной взаимосвязь между обеспеченностью организма витамином D и противотуберкулезным иммунитетом позволяет предположить важность использования препаратов витамина D для профилактики и терапии туберкулеза у детей. Модулируя иммунную функцию, витамин D увеличивает врожденный антимикробный иммунитет и снижает инвазию микобактерий M.tuber culosis. 

Двойное слепое, плацебо-контролируемое исследование в группе школьников (Монголия, n = 120) пока зало чрезвычайно низкие уровни 25(OH)D в сыворотке составили на момент начала исследования (7 ± 4 нг/мл), причем у всех участников уровни активной формы витамина были ниже 20 нг/мл (выраженная недостаточность витамина D). Курсовая терапия витамином D (800 МЕ/сут, 6 мес) повышала уров- ни 25(OH)D в сыворотке на 13 нг/мл по сравнению с плацебо (р < 0,0001). Через 6 мес. терапии, положитель- ный результат пробы Манту был установлен только у 11% детей, получающих витамин D и у 27% в группе плацебо (ОР 0,41, 95% ДИ 0,16–1,09, р = 0,057). 

При уровнях 25(ОН)D>20 нг/мл в сыворотке только у одного ребенка установлен положительный результат пробы Манту, а при <10 нг/мл – у 8 детей (р = 0,05) [29]. 


Другие антиинфекционные эффекты витамина D у детей 

На способность витамина D снижать общую инфекционную заболеваемость одними из первых обратили внимание врачи-педиатры [30–36]. 

Например, еще в 1960-х советскими исследователями было отмечено, что назначение витамина D детям, страдающим рахитом, снижало риск заболеваемости и смертности от бронхопневмонии [34]. В многоцентровом всероссийском исследовании «РОDНИЧОК» отмечено, что низкие уровни гидроксивитамина D в плазме крови достоверно чаще встречаются у часто и длительно болеющих детей. Примечательно, что в северных регионах с очевидно низкой инсоляцией (например, Архангельск) дети 1–6 мес. были лучше обеспечены витамином D (средние уровни витамина D 35,7 ± 6,1 нг/мл), чем в таком солнечном городе, как Ставрополь (уровни витамина D 22 ± 1,7 нг/мл) [37]. Столь значительная разница определяется исключительно тем, что в Архангельске прием препаратов витамина D («Аквадетрим») более широко распространен именно вследствие низкой инсоляции. Метаанализ 5 рандомизированных клинических испытаний подтвердил целесообразность использования витамина D для профилактики инфекций дыхательных путей (грипп, пневмония, ОРЗ)

Число случаев инфекции дыхательных путей было на 42% ниже в группах пациентов, принимавших витамин по сравнению с контролем (ОР 0,58, 95% ДИ 0,42–0,81, P = 0.001). Анализ данных клинических исследований по подгруппам детей и взрослых по отдельности также подтвердил положительный эффект приема витамина D на заболеваемость (взрослые – ОР 0,58, 95% ДИ 0,42–0,81, P = 0,001; дети – 0,65, 95% ДИ 0,47–0,90, P = 0,01) [38].


 Заметим, что именно ЕЖЕДНЕВНЫЙ КОНТРОЛЬ УПОТРЕБЛЕНИЯ СУТОЧНОЙ НОРМЫ витамина Д является основным компонентом терапии инфекционных заболеваний. Солнечные «ванны», несмотря на полезные эффекты (улучшение микроциркуляции крови в коже, синтез мелатонина, закаливающий эффект и др.) не оказывают существенного влияния на компенсацию дефицита витамина Д. 

Эффекты воздействия солнечного света в различные времена годы и в разное время суток на конверсию витамина D были изучены в южном регионе (Грузия), где, казалось бы, «много солнца». 

Исследование влияния солнечного света на конверсию 7-дегидрохолестерола в витамин D показало, что конверсия вообще не происходит с октября по март. Самый высокий уровень конверсии отмечен в июне и июле – но только с 11:00 до 14:00. Чрезвычайно ограниченные уровни синтеза витамина D под воздействием солнечного света в течение большей части года и низкое диетарное потребление витамина объясняют высокую распространенность недостаточности витамина D у пациентов с туберкулезом даже в южных регионах [26]. 

Защитный эффект витамина D на клетки макрофагов, «работающих» совместно с клетками эпителия дыхательных путей, проявляется в увеличении относительного количества макрофагов, прикрепленных к клеткам эпителия легких 

Эксперименты на культуре эпителия легких человека показали, что активная форма витамина D, кальцитриол, подавляет избыточную воспалительную реакцию на вирус гриппа A (H1N1). Обработка клеток кальцитриолом как до, так и после инфицирования, значительно снижает уровни H1N1-индуцированного ФНО-α, ИЛ-6 и ИЛ-8 [39]. 

Повышенные уровни этих цитокинов приводят к избыточной гибели макрофагов, тем самым снижая иммунитет против инфекции. 

Витамин D снижает активацию NF-κB-связанных провоспалительных цитокинов при инфекции респираторно-синцитиальным вирусом (RSV). Витамин D стимулирует экспрессию белка IκBα (ингибитор NF-κB) в эпителии дыхательных путей и снижает вызываемую RSV индукцию NF-κB-зависимых провоспалительных цитокинов ИФН-β и CXCL10. Витамин D предупреждает избыточную воспалительную реакцию и поддерживает антивирусный иммунитет.

 Таким образом, адекватные уровни витамина D будут способствовать снижению воспаления и менее тяжелому течению RSV-инфекции [40].

 Установлена 70%-ая вероятность того, что у любого здорового человека уровни витамина D в сыворотке будут выше, чем у пациента с туберкулезом, независимо от пола, этнической принадлежности, диеты и географического расположения Мета-анализ 11 плацебо-контролируемых исследований включил 5660 пациентов (возраст с 6 мес.) еще раз подтвердил защитный эффект приема препаратов витамина D против инфекций дыхательных путей (ОР 0,64, 95% ДИ 0,49–0,84). 

Защитный эффект против инфекций дыхательных путей был достоверно выше в исследованиях с использованием ежедневного приема витамина (1600 МЕ/сут, 3 мес.) по сравнению с «ударной» болюсной дозировкой (100000 МЕ, однократно за 3 мес.). 

Так, при ежедневном приеме риск инфекций снижался на 49% (ОР 0,51), а при использовании болюсной дозировки – всего на 14% (ОР 0,86, р = 0,01) [41]. Метаанализ 12 исследований (n = 2279) показал, что недостаточная обеспеченность витамином D ассоциирована с большим риском инфекций нижнего респираторного тракта у детей: у детей с инфекциями уровни 25(OH) D в сыворотке крови были, в среднем, на 8.75 нмоль/л (95% ДИ 1.8…15.7) ниже, чем у здоровых сверстников (рис. 8). 





Также была установлена корреляция между степенью дефицита витамина D и тяжестью протекания заболевания [42]. 

Метаанализ 3 рандомизированных исследований приема витамина D показал, что дотации витамина D во время беременности (800…2000 МЕ/сут) достоверно снижал риск развития обструктивного бронхита с инфекционными компонентом у детей в возрасте до 5 лет (ОР 0,81, 95% ДИ 0,68…0,97, P = 0,025, рис. 7) [43]. 



Перспективно использование препаратов витамина D в качестве антимикробной и противовоспалительной терапии при муковисцидозе – генетическом заболевании, возникающем в результате нуклеотидных дефектов гена хлоридного канала CFTR. 

Муковисцидоз характеризуется воспалением в дыхательных путях, хроническими инфекционными заболеваниями легких и зачастую приводит к ранней смерти. Клинические исследования показали, что у большинства детей с муковисцидозом отмечен выраженный дефицит витамина D; более высокие уровни витамина Д в сыворотке крови коррелируют с улучшением функции легких, а более низкие уровни – с более тяжелым течением муковисцидоза, сопровождающегося воспалением и инфекционным осложнениями со стороны дыхательных путей [44]. 

О дозировании витамина Д у детей 

Актуальность противоинфекционной защиты организма ребенка существенно возрастает после 3-х лет, когда ребенок начинает посещать в дошкольные учреждения, где вероятность инфицирования резко возрастает. 

К сожалению, к трем годам (зачастую, и ранее) профилактический прием витамина D почти полностью прекращается. В результате, ребенок начинает гораздо чаще входить в контакт с разнообразными инфекционными агентами на фоне иммунитета, ослабленного недостаточностью витамина D. Данные современных фундаментальных и клинических исследований показывают, что повсеместно используемые нормы рекомендованного суточного потребления витамина D для детей дошкольного возраста (200…400 МЕ/сут) являются существенно заниженными 

В частности, подобные дозы (особенно назначаемые короткими курсами по 1…2 мес., с исключением приема препаратов витамина D с мая по октябрь) не позволяют поддерживать концентрацию 25(OH)D даже на уровне умеренной недостаточности витамина D (20…30 нг/мл), не говоря уже о достижении нижней границы нормы (30 нг/мл). Более того, в группах риска (вираж Манту, контакт с больным туберкулезом, у детей и подростков часто и длительно болеющими простудными заболеваниями, респираторно-синцитиальными инфекциями и др.) имеющаяся доказательная база указывает на эффективность более высоких доз витамина D длительными курсами (не менее 800 МЕ/сут постоянно в течение года без перерыва на летний период). Анализ результативных исследований по применению витамина D в терапии различных патологий (бронхиальная астма, бронхообструкция, ОРВИ, отит, туберкулез и атопический дерматит) у детей показал, что реально эффективные и безопасные дозы витамина D лежат в диапазоне 800…4000 МЕ/сут (в среднем, 1670 ± 295 МЕ/сут) [45].

 Данный анализ позволил сформулировать следующую схему назначения витамина D в течение всего года, без перерыва на летние месяцы. : дети 3-4 лет нуждаются в ежедневном приеме 1000 МЕ/сут витамина D; от 4 до 10 лет – 1500 МЕ/сут; старше 10 лет – 2000 МЕ/сут . При использовании такого рода режимов приема витамина D не наблюдается побочных эффектов, а инфекционная заболеваемость у детей снижается [45]. 


Заключение 

Часто и длительно болеющие дети – огромная проблема в педиатрии. 

Использование иммуномодуляторов у детей на фоне низкой обеспеченности витамином Д и другими витаминами может быть малоэффективным. 

Снижение противоинфекционного иммунитета повышает риск развития хронических инфекционных заболеваний дыхательных путей и такой опасной патологии, как туберкулез. В клинической практике было отмечено, что при назначении витамина Д с целью лечения рахита дети, часто болевшие респираторными заболеваниями, становились устойчивее к респираторно-вирусной инфекции, быстрее выздоравливали и впоследствии болели реже. Такой результат совершенно невозможно объяснить только остеогенными эффектами витамина D. 

На самом деле, витамин D является многофункциональным гормоном, контролирующим, в частности, врожденный и приобретенный иммунитет. 

Результаты фундаментальных и клинических исследований витамина D указывают на взаимосвязь между дефицитом витамина D и возрастанием рисков различных инфекционных заболеваний у детей и подростков. 

Имеющиеся доказательные данные указывают на перспективность ПИТАНИЯ С УЧЕТОМ ПОТРЕБЛЕНИЯ витамина Д для лечения туберкулеза, хронического бронхита, бронхиальной астмы, аллергического ринита, муковисцидоза, профилактики инфекций дыхательных путей, в т.ч. вызванных респираторно-синцитиальным вирусом RSV и вирусом гриппа A. И дети, и подростки, имеющие положительную пробу Манту, обязательно должны получать витамин D (800…2000 МЕ/сут) длительными курсами (6 мес. и более); желателен под контролем определения концентрации витамина 25(OH)D в сыворотке крови 1–2 раза в год. 


Для того, чтобы помочь процессу усвоения, нужны продукты с содержанием  бора, цинка и магния, витамин К2


В данных таблицах принята среднесуточная потребность в витамине D, равная 10 мкг. Столбец "Процент суточной потребности" показывает, на сколько процентов 100 грамм продукта удовлетворяют суточную потребность человека в витамине D (кальцифероле).



ПРОДУКТЫ С ВЫСОКИМ СОДЕРЖАНИЕМ ВИТАМИНА D:

продукты богатые витамином D (Д3, Д2)


Название продуктаСодержание витамина D в 100грПроцент суточной потребности
Рыбий жир (из печени трески)250 мкг2500%
Сельдь жирная30 мкг300%
Кета16.3 мкг163%
Скумбрия16.1 мкг161%
Лосось атлантический (сёмга)11 мкг110%
Горбуша10.9 мкг109%
Икра чёрная зернистая8 мкг80%
Желток куриного яйца7.7 мкг77%
Тунец5.7 мкг57%
Грибы лисички5.3 мкг53%
Гриб сморчок5.1 мкг51%
Яичный порошок5 мкг50%
Окунь речной3 мкг30%
Икра красная зернистая2.9 мкг29%
Камбала2.8 мкг28%
Щука2.5 мкг25%
Окунь морской2.3 мкг23%
Яйцо куриное2.2 мкг22%
Масло топлёное1.8 мкг18%
Масло сладко-сливочное несолёное1.5 мкг15%
Яйцо перепелиное1.4 мкг14%
Масло сливочное1.3 мкг13%
Молоко козье1.3 мкг13%
Минтай1 мкг10%
Сыр "Чеддер" 50%1 мкг10%
Сыр "Швейцарский" 50%1 мкг10%




Сыр "Российский" 50%0.96 мкг10%
Сыр "Камамбер"0.93 мкг9%
Треска0.9 мкг9%
Сыр "Рокфор" 50%0.89 мкг9%
Сыр "Голландский" 45%0.86 мкг9%
Сыр "Пошехонский" 45%0.84 мкг8%
Сыр плавленый "Российский"0.74 мкг7%
Сыр "Сулугуни"0.71 мкг7%
Гриб вешенка0.7 мкг7%
Сыр "Адыгейский"0.64 мкг6%
Брынза (из коровьего молока)0.62 мкг6%
Сыр плавленый "Колбасный"0.62 мкг6%
Творог 18% (жирный)0.58 мкг6%
Сыр "Пармезан"0.5 мкг5%
Сыр Гауда0.5 мкг5%
Грибы шиитаке0.4 мкг4%
Сыр "Фета"0.4 мкг4%
Творог 9% (полужирный)0.3 мкг3%
Молоко сухое 25%0.25 мкг3%
Сливки 35%0.21 мкг2%
Грибы белые0.2 мкг2%
Сливки 25%0.15 мкг2%
Сметана 30%0.15 мкг2%
Сливки 20%0.12 мкг1%
Сметана 25%0.12 мкг1%
Грибы шампиньоны0.1 мкг1%
Сметана 20%0.1 мкг1%
Творог 2%0.1 мкг1%
Творог 5%0.1 мкг1%





Содержание витамина D в молочных продуктах:


Название продуктаСодержание витамина D в 100грПроцент суточной потребности
Брынза (из коровьего молока)0.62 мкг6%
Молоко козье1.3 мкг13%
Молоко сухое 25%0.25 мкг3%
Сливки 20%0.12 мкг1%
Сливки 25%0.15 мкг2%
Сливки 35%0.21 мкг2%
Сметана 20%0.1 мкг1%
Сметана 25%0.12 мкг1%
Сметана 30%0.15 мкг2%
Сыр "Адыгейский"0.64 мкг6%
Сыр "Голландский" 45%0.86 мкг9%
Сыр "Камамбер"0.93 мкг9%
Сыр "Пармезан"0.5 мкг5%
Сыр "Пошехонский" 45%0.84 мкг8%
Сыр "Рокфор" 50%0.89 мкг9%
Сыр "Российский" 50%0.96 мкг10%
Сыр "Сулугуни"0.71 мкг7%
Сыр "Фета"0.4 мкг4%
Сыр "Чеддер" 50%1 мкг10%
Сыр "Швейцарский" 50%1 мкг10%
Сыр Гауда0.5 мкг5%
Сыр плавленый "Колбасный"0.62 мкг6%
Сыр плавленый "Российский"0.74 мкг7%
Творог 18% (жирный)0.58 мкг6%
Творог 2%0.1 мкг1%
Творог 5%0.1 мкг1%
Творог 9% (полужирный)0.3 мкг3%



Содержание витамина D в яйцах и яйцепродуктах:


Название продуктаСодержание витамина D в 100грПроцент суточной потребности
Желток куриного яйца7.7 мкг77%
Яичный порошок5 мкг50%
Яйцо куриное2.2 мкг22%
Яйцо перепелиное1.4 мкг14%



Содержание витамина D в рыбе и морепродуктах:


Название продуктаСодержание витамина D в 100грПроцент суточной потребности
Горбуша10.9 мкг109%
Икра красная зернистая2.9 мкг29%
Икра чёрная зернистая8 мкг80%
Камбала2.8 мкг28%
Кета16.3 мкг163%
Лосось атлантический (сёмга)11 мкг110%
Минтай1 мкг10%
Окунь морской2.3 мкг23%
Окунь речной3 мкг30%
Рыбий жир (из печени трески)250 мкг2500%
Сельдь жирная30 мкг300%
Скумбрия16.1 мкг161%
Треска0.9 мкг9%
Тунец5.7 мкг57%
Щука2.5 мкг25%



Содержание витамина D в грибах:


Название продуктаСодержание витамина D в 100грПроцент суточной потребности
Гриб вешенка0.7 мкг7%
Гриб сморчок5.1 мкг51%
Грибы белые0.2 мкг2%
Грибы лисички5.3 мкг53%
Грибы шампиньоны0.1 мкг1%
Грибы шиитаке0.4 мкг4%

Существует два вида витамина K: K1 (филлохинон) и K2 ( менахинон, которого насчитывается несколько видов). Витамин K1 важен для регуляции свертываемости крови, в то время как витамин K2 помогает активировать белки и играет роль в здоровье костей и профилактике рака, диабета и ряда сердечных заболеваний.

Самый важный компаньон для витамина Д — витамин К2 (менахинон)
Биологическая роль витамина К2 – перемещать кальций в такие нужные участки нашего тела, как кости и зубы. Также, он удаляет кальций из тех органов, где его присутствие опасно – мягкие ткани и артерии. Дефицит витамина К2 приводит к отвердению артерий.
С помощью К2 активизируется специальный белок, так называемый остеокальцин. Он играет важнейшую роль в процессе построения костей и суставов. Активизируя это вещество, витамин К2 тем самым делает кости плотнее и снижает возможность переломов.

Приём витамина Д влияет на выработку кальция в организме. Перемещение кальция из областей, где он не нужен, в области, крайне в нём нуждающиеся, происходит под прямым воздействием витамина К2. Если поступление К2 в организм ограничено, это может привести к накоплению кальция в артериях, а также к гиперкальциемии.

среднесуточная потребность в витамине К, равная 120 мкг
 K2 производится кишечной флорой человека. Кроме того, бактерии кишечника способны превращать витамин K1 в K2.Растительными источниками K2 в Программе Изучи себя применяются капустный квас с резистентным крахмалом из сырого картофеля


Добавляйте каустный квас в пасту "Кенелля"



ПРОДУКТЫ С ВЫСОКИМ СОДЕРЖАНИЕМ ВИТАМИНА К:

продукты богатые витамином К (филлохиноном)

Название продуктаСодержание витамина К в 100грПроцент суточной потребности
Петрушка (зелень)1640 мкг1367%
Листья одуванчика (зелень)778 мкг648%
Кресс-салат (зелень)542 мкг452%
Шпинат (зелень)483 мкг403%
Базилик (зелень)415 мкг346%
Кинза (зелень)310 мкг258%
Салат листовой (зелень)173 мкг144%
Лук зелёный (перо)167 мкг139%
Капуста брокколи102 мкг85%
Капуста белокочанная76 мкг63%
Чернослив59.5 мкг50%
Кедровый орех53.9 мкг45%
Капуста пекинская42.9 мкг36%
Сельдерей (корень)41 мкг34%
Киви40.3 мкг34%
Кешью34.1 мкг28%
Авокадо21 мкг18%
Ежевика19.8 мкг17%
Голубика19.3 мкг16%
Гранат16.4 мкг14%
Огурец16.4 мкг14%
Капуста цветная16 мкг13%
Инжир сушёный15.6 мкг13%
Виноград14.6 мкг12%
Фундук14.2 мкг12%
Морковь13.2 мкг11%



Смородина красная11 мкг9%
Перец сладкий (болгарский)9.9 мкг8%
Помидор (томат)7.9 мкг7%
Малина7.8 мкг7%
Мука гречневая7 мкг6%
Слива6.4 мкг5%
Клюква5 мкг4%
Скумбрия5 мкг4%
Манго4.2 мкг4%
Фейхоа3.5 мкг3%
Абрикос3.3 мкг3%
Отруби овсяные3.2 мкг3%
Грецкий орех2.7 мкг2%
Папайя2.6 мкг2%
Персик2.6 мкг2%
Хурма2.6 мкг2%
Дыня2.5 мкг2%
Земляника2.2 мкг2%
Нектарин2.2 мкг2%
Яблоки2.2 мкг2%
Вишня2.1 мкг2%
Отруби пшеничные1.9 мкг2%
Чеснок1.7 мкг1%
Редис1.3 мкг1%




Содержание витамина К в крупах, зерновых продуктах и бобовых:


Название продуктаСодержание витамина К в 100грПроцент суточной потребности
Мука гречневая7 мкг6%
Отруби овсяные3.2 мкг3%
Отруби пшеничные1.9 мкг2%


Содержание витамина К в орехах и семенах:


Название продуктаСодержание витамина К в 100грПроцент суточной потребности
Грецкий орех2.7 мкг2%
Кедровый орех53.9 мкг45%
Кешью34.1 мкг28%
Фундук14.2 мкг12%


Содержание витамина К во фруктах, овощах, сухофруктах:


Название продуктаСодержание витамина К в 100грПроцент суточной потребности
Абрикос3.3 мкг3%
Авокадо21 мкг18%
Ананас0.7 мкг1%
Базилик (зелень)415 мкг346%
Виноград14.6 мкг12%
Вишня2.1 мкг2%
Голубика19.3 мкг16%
Гранат16.4 мкг14%
Дыня2.5 мкг2%
Ежевика19.8 мкг17%
Земляника2.2 мкг2%
Инжир сушёный15.6 мкг13%
Капуста белокочанная76 мкг63%
Капуста брокколи102 мкг85%
Капуста пекинская42.9 мкг36%
Капуста цветная16 мкг13%
Киви40.3 мкг34%
Кинза (зелень)310 мкг258%
Клюква5 мкг4%
Кресс-салат (зелень)542 мкг452%
Листья одуванчика (зелень)778 мкг648%
Лук зелёный (перо)167 мкг139%
Малина7.8 мкг7%
Манго4.2 мкг4%
Морковь13.2 мкг11%
Нектарин2.2 мкг2%
Огурец16.4 мкг14%
Папайя2.6 мкг2%
Перец сладкий (болгарский)9.9 мкг8%
Персик2.6 мкг2%
Петрушка (зелень)1640 мкг1367%
Помидор (томат)7.9 мкг7%
Редис1.3 мкг1%
Салат листовой (зелень)173 мкг144%
Сельдерей (корень)41 мкг34%
Слива6.4 мкг5%
Смородина красная11 мкг9%
Фейхоа3.5 мкг3%
Хурма2.6 мкг2%
Чернослив59.5 мкг50%
Чеснок1.7 мкг1%
Шпинат (зелень)483 мкг403%
Яблоки2.2 мкг2%









БОР

Суточная потребность
Суточная потребность в боре не определена.

Усваиваемость
нет данных

Полезные свойства и влияние на организм
Бор участвует в построении клеточных мембран, костной ткани и некоторых ферментных реакциях в организме. Он способствует понижению основного обмена у больных тиреотоксикозом, усиливает способность инсулина снижать сахар в крови.

Бор оказывает положительное влияние на рост организма и продолжительность жизни.

Взаимодействие с другими эссенциальными элементами
нет данных

Продукты, наиболее богатые по содержанию
Бор в основном содержится в растительных продуктах - овощах, фруктах, орехах; и в небольших количествах в мясе, рыбе, яйцах и молоке.

В таблице ниже приведены данные о содержании Бора (B) в некоторых продуктах питания:





ЦИНК

среднесуточная потребность в цинке, равная 12 мг.

Физиологическая потребность в Цинке, мг в сутки:
РАННИЙ ВОЗРАСТ
Пол Грудной Преддошкольный
0-3 мес 4-6 мес 7-12 мес 1-2 года 2-3 года
Мужской 3,0 4,0 5,0
Женский
ДОШКОЛЬНЫЙ И ШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ
Пол Дошкольный Младший Средний Подростковый
3-7 лет 7-11 лет 11-14 лет 14-18 лет
Мужской 8,0 10,0 12,0
Женский
ЗРЕЛЫЙ ВОЗРАСТ
Пол Взрослые Пожилые Беременные
(2-ая половина) Кормящие
18-29 лет 30-39 лет 40-59 лет старше 60
Мужской 12 -
Женский дополн. +3 дополн. +3
Верхний допустимый уровень потребления Цинка установлен в 25 мг в сутки

Потребность возрастает при:
занятиях спортом
обильных потоотделениях

Усваиваемость
нет данных

Полезные свойства и влияние на организм
Цинк входит в состав более 200 ферментов, которые участвуют в различных обменных реакциях, включая синтез и распад углеводов, белков, жиров и нуклеиновых кислот - основного генетического материала. Он является составной частью гормона поджелудочной железы - инсулина, регулирующего уровень сахара в крови.

Цинк способствует росту и развитию человека, необходим для полового созревания и продолжения потомства. Он играет важную роль в формировании скелета, необходим для функционирования иммунной системы, обладает антивирусными и антитоксическими свойствами, участвует в борьбе с инфекционными болезнями и раком.




ПРОДУКТЫ С ВЫСОКИМ СОДЕРЖАНИЕМ ЦИНКА:

(продукты богатые цинком)

Название продуктаСодержание цинка в 100грПроцент суточной потребности
Отруби пшеничные7.27 мг61%
Кедровый орех6.45 мг54%
Семена подсолнечника (семечки)5 мг42%
Сыр "Голландский" 45%5 мг42%
Сыр "Швейцарский" 50%4.6 мг38%
Сыр "Чеддер" 50%4.5 мг38%
Сыр Гауда3.9 мг33%
Овёс (зерно)3.61 мг30%
Сыр "Рокфор" 50%3.5 мг29%
Сыр "Российский" 50%3.5 мг29%
Яичный порошок3.5 мг29%
Молоко сухое 25%3.42 мг29%
Молоко сухое нежирное3.4 мг28%
Арахис3.27 мг27%
Мясо (говядина)3.24 мг27%
Фасоль (зерно)3.21 мг27%
Желток куриного яйца3.1 мг26%
Мука гречневая3.1 мг26%
Отруби овсяные3.1 мг26%
Хлопья овсяные "Геркулес"3.1 мг26%
Сыр плавленый "Российский"3 мг25%
Сыр "Фета"2.88 мг24%
Нут2.86 мг24%
Мясо (баранина)2.82 мг24%
Крупа пшеничная2.8 мг23%
Пшеница (зерно, мягкий сорт)2.8 мг23%
Пшеница (зерно, твердый сорт)2.8 мг23%
Фисташки2.8 мг23%
Гречиха (зерно)2.77 мг23%
Сыр "Пармезан"2.75 мг23%
Ячмень (зерно)2.71 мг23%
Крупа овсяная2.68 мг22%
Грецкий орех2.57 мг21%
Мясо (индейка)2.45 мг20%
Горох (лущеный)2.44 мг20%
Чечевица (зерно)2.42 мг20%
Сыр "Камамбер"2.38 мг20%
Миндаль2.12 мг18%
Креветка2.1 мг18%
Крупа гречневая (ядрица)2.1 мг18%
Мясо (свинина жирная)2.07 мг17%
Мясо (свинина мясная)2.07 мг17%
Мясо (куриное)2.06 мг17%
Мука пшеничная обойная2 мг17%
Рожь (зерно)2 мг17%
Соя (зерно)2 мг17%
Крупа гречневая (продел)1.95 мг16%
Мука ржаная обойная1.95 мг16%
Мука пшеничная 2 сорта1.85 мг15%



Рис (зерно)1.8 мг15%
Крупа пшено (шлифованное)1.68 мг14%
Окунь морской1.5 мг13%
Крупа рисовая1.42 мг12%
Килька балтийская1.35 мг11%
Килька каспийская1.35 мг11%
Мясо (цыплята бройлеры)1.26 мг11%
Мука ржаная обдирная1.23 мг10%
Мука ржаная сеяная1.23 мг10%
Чеснок1.16 мг10%
Минтай1.12 мг9%
Крупа ячневая1.1 мг9%
Яйцо куриное1.1 мг9%
Мойва1.08 мг9%
Петрушка (зелень)1.07 мг9%
Треска1.02 мг9%
Грибы шиитаке1 мг8%
Молоко сгущённое с сахаром 8,5%1 мг8%
Мука пшеничная 1 сорта1 мг8%
Щука1 мг8%
Крупа перловая0.92 мг8%
Укроп (зелень)0.91 мг8%
Сельдь жирная0.9 мг8%
Сельдь нежирная0.9 мг8%
Ставрида0.9 мг8%
Лук репчатый0.85 мг7%
Папоротник0.83 мг7%
Сливки сухие 42%0.83 мг7%
Базилик (зелень)0.81 мг7%
Горох зелёный (свежий)0.8 мг7%
Мука рисовая0.8 мг7%
Гриб вешенка0.77 мг6%
Макароны из муки 1 сорта0.71 мг6%
Макароны из муки в/с0.71 мг6%
Вобла0.7 мг6%
Горбуша0.7 мг6%
Кета0.7 мг6%
Мука пшеничная в/с0.7 мг6%
Сазан0.7 мг6%
Скумбрия0.7 мг6%
Судак0.7 мг6%
Тунец0.7 мг6%
Желуди сушёные0.67 мг6%
Авокадо0.64 мг5%
Лосось атлантический (сёмга)0.64 мг5%
Крупа манная0.6 мг5%




Содержание цинка в молочных продуктах и яйцепродуктах:


Название продуктаСодержание цинка в 100грПроцент суточной потребности
Ацидофилин 1%0.4 мг3%
Ацидофилин 3,2%0.4 мг3%
Ацидофилин 3,2% сладкий0.4 мг3%
Ацидофилин нежирный0.4 мг3%
Белок куриного яйца0.2 мг2%
Желток куриного яйца3.1 мг26%
Йогурт 1,5%0.4 мг3%
Йогурт 3,2%0.4 мг3%
Кефир 1%0.4 мг3%
Кефир 2,5%0.4 мг3%
Кефир 3,2%0.4 мг3%
Кефир нежирный0.4 мг3%
Кумыс (из кобыльего молока)0.21 мг2%
Масса творожная 16,5% жирности0.4 мг3%
Молоко 1,5%0.4 мг3%
Молоко 2,5%0.4 мг3%
Молоко 3,2%0.4 мг3%
Молоко 3,5%0.4 мг3%
Молоко козье0.3 мг3%
Молоко сгущённое с сахаром 8,5%1 мг8%
Молоко сухое 25%3.42 мг29%
Молоко сухое нежирное3.4 мг28%
Мороженое сливочное0.3 мг3%
Простокваша 2,5%0.4 мг3%
Сливки 10%0.3 мг3%
Сливки 20%0.3 мг3%
Сливки сухие 42%0.83 мг7%
Сметана 30%0.24 мг2%
Сыр "Голландский" 45%5 мг42%
Сыр "Камамбер"2.38 мг20%
Сыр "Пармезан"2.75 мг23%
Сыр "Рокфор" 50%3.5 мг29%
Сыр "Российский" 50%3.5 мг29%
Сыр "Фета"2.88 мг24%
Сыр "Чеддер" 50%4.5 мг38%
Сыр "Швейцарский" 50%4.6 мг38%
Сыр Гауда3.9 мг33%
Сыр плавленый "Российский"3 мг25%
Творог 11%0.4 мг3%
Творог 18% (жирный)0.4 мг3%
Творог 2%0.36 мг3%
Творог 9% (полужирный)0.4 мг3%
Творог нежирный0.3 мг3%
Яичный порошок3.5 мг29%
Яйцо куриное1.1 мг9%


Содержание цинка в крупах, зерновых продуктах и бобовых:


Название продуктаСодержание цинка в 100грПроцент суточной потребности
Горох (лущеный)2.44 мг20%
Горох зелёный (свежий)0.8 мг7%
Гречиха (зерно)2.77 мг23%
Крупа гречневая (продел)1.95 мг16%
Крупа гречневая (ядрица)2.1 мг18%
Крупа кукурузная0.5 мг4%
Крупа манная0.6 мг5%
Крупа овсяная2.68 мг22%
Крупа перловая0.92 мг8%
Крупа пшеничная2.8 мг23%
Крупа пшено (шлифованное)1.68 мг14%
Крупа рисовая1.42 мг12%
Крупа ячневая1.1 мг9%
Кукуруза сладкая0.45 мг4%
Макароны из муки 1 сорта0.71 мг6%
Макароны из муки в/с0.71 мг6%
Мука гречневая3.1 мг26%
Мука пшеничная 1 сорта1 мг8%
Мука пшеничная 2 сорта1.85 мг15%
Мука пшеничная в/с0.7 мг6%
Мука пшеничная обойная2 мг17%
Мука ржаная обдирная1.23 мг10%
Мука ржаная обойная1.95 мг16%
Мука ржаная сеяная1.23 мг10%
Мука рисовая0.8 мг7%
Нут2.86 мг24%
Овёс (зерно)3.61 мг30%
Отруби овсяные3.1 мг26%
Отруби пшеничные7.27 мг61%
Пшеница (зерно, мягкий сорт)2.8 мг23%
Пшеница (зерно, твердый сорт)2.8 мг23%
Рис (зерно)1.8 мг15%
Рожь (зерно)2 мг17%
Соя (зерно)2 мг17%
Фасоль (зерно)3.21 мг27%
Хлопья овсяные "Геркулес"3.1 мг26%
Чечевица (зерно)2.42 мг20%
Ячмень (зерно)2.71 мг23%


Содержание цинка в орехах и семенах:


Название продуктаСодержание цинка в 100грПроцент суточной потребности
Арахис3.27 мг27%
Грецкий орех2.57 мг21%
Желуди сушёные0.67 мг6%
Кедровый орех6.45 мг54%
Миндаль2.12 мг18%
Семена подсолнечника (семечки)5 мг42%
Фисташки2.8 мг23%


Содержание цинка во фруктах, овощах, сухофруктах:


Название продуктаСодержание цинка в 100грПроцент суточной потребности
Абрикос0.082 мг1%
Авокадо0.64 мг5%
Базилик (зелень)0.81 мг7%
Баклажаны0.29 мг2%
Банан0.15 мг1%
Имбирь (корень)0.34 мг3%
Инжир сушёный0.55 мг5%
Капуста белокочанная0.4 мг3%
Капуста брокколи0.41 мг3%
Капуста пекинская0.23 мг2%
Капуста савойская0.29 мг2%
Капуста цветная0.28 мг2%
Картофель0.36 мг3%
Кинза (зелень)0.5 мг4%
Кресс-салат (зелень)0.23 мг2%
Листья одуванчика (зелень)0.41 мг3%
Лук зелёный (перо)0.45 мг4%
Лук репчатый0.85 мг7%
Огурец0.22 мг2%
Папоротник0.83 мг7%
Перец сладкий (болгарский)0.3 мг3%
Петрушка (зелень)1.07 мг9%
Помидор (томат)0.2 мг2%
Редис0.2 мг2%
Салат листовой (зелень)0.27 мг2%
Свекла0.43 мг4%
Сельдерей (корень)0.33 мг3%
Тыква0.24 мг2%
Укроп (зелень)0.91 мг8%
Чернослив0.44 мг4%
Чеснок1.16 мг10%
Шпинат (зелень)0.53 мг4%

МАГНИЙ


Общая характеристика Магния Mg
Магний - природный транквилизатор и антистрессовый минерал!

Магний - один из самых распространенных элементов в природе, является неотъемлемым компонентом костей и зубной эмали у человека и животных, а у растений входит в состав хлорофилла. Ионы магния содержатся в питьевой воде, а в морской воде много хлористого магния.

В организме содержится 20-30 г магния. Примерно 1% магния находится в жидкостях организма, а остальные 99% в костной (около 40%) и в мягких тканях (около 59%).

Суточная потребность
Суточная потребность в магнии - 400-500 мг.

В методических рекомендациях МР 2.3.1.2432-08 о нормах физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации от 18.12.2008г. приводятся следующие данные:

Физиологическая потребность в Магнии, мг в сутки:
РАННИЙ ВОЗРАСТ
Пол Грудной Преддошкольный
0-3 мес 4-6 мес 7-12 мес 1-2 года 2-3 года
Мужской 55 60 70 80
Женский
ДОШКОЛЬНЫЙ И ШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ
Пол Дошкольный Младший Средний Подростковый
3-7 лет 7-11 лет 11-14 лет 14-18 лет
Мужской 200 250 300 400
Женский
ЗРЕЛЫЙ ВОЗРАСТ
Пол Взрослые Пожилые Беременные
(2-ая половина) Кормящие
18-29 лет 30-39 лет 40-59 лет старше 60
Мужской 400 -
Женский дополн. +50
Верхний допустимый уровень потребления Магния не установлен.

Потребность возрастает при:

стрессе
содержании в рационе большого количества белка
быстром формировании новых тканей - у детей, бодибилдеров
беременности 2 и кормлении грудью
приеме мочегонных средств
Усваиваемость
Магний всасывается в основном в двенадцатиперстной кишке и немного в толстой кишке. Но хорошо всасываются только органические соединения магния, например, органические соединения магния в составе комплексов с аминокислотами, органическими кислотами (лактат магния, цитрат магния) и пр. Неорганические соли (сульфат магния) всасываются очень плохо.

ПРОДУКТЫ С ВЫСОКИМ СОДЕРЖАНИЕМ МАГНИЯ:


Название продуктаСодержание магния в 100грПроцент суточной потребности
Кунжут540 мг135%
Отруби пшеничные448 мг112%
Семена подсолнечника (семечки)317 мг79%
Кешью270 мг68%
Гречиха (зерно)258 мг65%
Кедровый орех251 мг63%
Мука гречневая251 мг63%
Отруби овсяные235 мг59%
Миндаль234 мг59%
Соя (зерно)226 мг57%
Крупа гречневая (ядрица)200 мг50%
Арахис182 мг46%
Халва подсолнечная178 мг45%
Маш174 мг44%
Морская капуста170 мг43%
Молоко сухое нежирное160 мг40%
Фундук160 мг40%
Крупа гречневая (продел)150 мг38%
Ячмень (зерно)150 мг38%
Молоко сухое 15%139 мг35%
Овёс (зерно)135 мг34%
Шоколад горький133 мг33%
Икра красная зернистая129 мг32%
Хлопья овсяные "Геркулес"129 мг32%
Нут126 мг32%
Фисташки121 мг30%
Грецкий орех120 мг30%
Рожь (зерно)120 мг30%



Молоко сухое 25%119 мг30%
Крупа овсяная116 мг29%
Рис (зерно)116 мг29%
Пшеница (зерно, твердый сорт)114 мг29%
Мука овсяная (толокно)111 мг28%
Мука овсяная110 мг28%
Урюк109 мг27%
Пшеница (зерно, мягкий сорт)108 мг27%
Курага105 мг26%
Фасоль (зерно)103 мг26%
Грибы белые сушёные102 мг26%
Чернослив102 мг26%
Конфеты шоколадные99 мг25%
Мука пшеничная обойная94 мг24%
Персик сушёный92 мг23%
Кальмар90 мг23%
Горох (лущеный)88 мг22%
Петрушка (зелень)85 мг21%
Щавель (зелень)85 мг21%
Крупа пшено (шлифованное)83 мг21%
Желуди сушёные82 мг21%
Шпинат (зелень)82 мг21%
Сливки сухие 42%80 мг20%
Чечевица (зерно)80 мг20%
Макароны из муки в/с76 мг19%
Мука ржаная обойная75 мг19%
Осётр75 мг19%
Мука пшеничная 2 сорта73 мг18%
Укроп (зелень)70 мг18%
Финики69 мг17%
Шоколад молочный68 мг17%
Груша сушёная66 мг17%
Базилик (зелень)64 мг16%
Крупа пшеничная60 мг15%
Мука ржаная обдирная60 мг15%
Окунь морской60 мг15%
Палтус60 мг15%
Инжир сушёный59 мг15%
Хурма56 мг14%
Минтай55 мг14%
Сыр "Голландский" 45%55 мг14%
Сыр "Чеддер" 50%54 мг14%
Креветка50 мг13%
Крупа рисовая50 мг13%
Крупа ячневая50 мг13%
Сельдерей (зелень)50 мг13%
Скумбрия50 мг13%
Макароны из муки 1 сорта45 мг11%
Сыр "Пошехонский" 45%45 мг11%
Сыр "Швейцарский" 50%45 мг11%




Содержание магния в орехах и семенах:


Название продуктаСодержание магния в 100грПроцент суточной потребности
Арахис182 мг46%
Грецкий орех120 мг30%
Желуди сушёные82 мг21%
Кедровый орех251 мг63%
Кешью270 мг68%
Кунжут540 мг135%
Миндаль234 мг59%
Семена подсолнечника (семечки)317 мг79%
Фисташки121 мг30%
Фундук160 мг40%


Содержание магния крупах, зерновых продуктах и бобовых:


Название продуктаСодержание магния в 100грПроцент суточной потребности
Горох (лущеный)88 мг22%
Горох зелёный (свежий)38 мг10%
Гречиха (зерно)258 мг65%
Крупа гречневая (продел)150 мг38%
Крупа гречневая (ядрица)200 мг50%
Крупа кукурузная30 мг8%
Крупа манная18 мг5%
Крупа овсяная116 мг29%
Крупа перловая40 мг10%
Крупа пшеничная60 мг15%
Крупа пшено (шлифованное)83 мг21%
Крупа рисовая50 мг13%
Крупа ячневая50 мг13%
Кукуруза сладкая37 мг9%
Макароны из муки 1 сорта45 мг11%
Макароны из муки в/с76 мг19%
Маш174 мг44%
Мука гречневая251 мг63%
Мука кукурузная30 мг8%
Мука овсяная110 мг28%
Мука овсяная (толокно)111 мг28%
Мука пшеничная 1 сорта44 мг11%
Мука пшеничная 2 сорта73 мг18%
Мука пшеничная в/с16 мг4%
Мука пшеничная обойная94 мг24%
Мука ржаная обдирная60 мг15%
Мука ржаная обойная75 мг19%
Мука ржаная сеяная25 мг6%
Мука рисовая30 мг8%
Нут126 мг32%
Овёс (зерно)135 мг34%
Отруби овсяные235 мг59%
Отруби пшеничные448 мг112%
Пшеница (зерно, мягкий сорт)108 мг27%
Пшеница (зерно, твердый сорт)114 мг29%
Рис (зерно)116 мг29%
Рожь (зерно)120 мг30%
Соя (зерно)226 мг57%
Фасоль (зерно)103 мг26%
Фасоль (стручковая)26 мг7%
Хлопья овсяные "Геркулес"129 мг32%
Чечевица (зерно)80 мг20%
Ячмень (зерно)150 мг38%


Содержание магния во фруктах и ягодах:


Название продуктаСодержание магния в 100грПроцент суточной потребности
Абрикос8 мг2%
Авокадо29 мг7%
Айва14 мг4%
Алыча21 мг5%
Ананас11 мг3%
Апельсин13 мг3%
Арбуз12 мг3%
Банан42 мг11%
Брусника7 мг2%
Виноград17 мг4%
Вишня26 мг7%
Голубика7 мг2%
Грейпфрут10 мг3%
Груша12 мг3%
Дуриан30 мг8%
Дыня13 мг3%
Ежевика29 мг7%
Земляника18 мг5%
Инжир свежий17 мг4%
Киви25 мг6%
Клюква15 мг4%
Крыжовник9 мг2%
Лимон12 мг3%
Малина22 мг6%
Манго10 мг3%
Мандарин11 мг3%
Морошка29 мг7%
Нектарин9 мг2%
Облепиха30 мг8%
Папайя21 мг5%
Персик16 мг4%
Помело6 мг2%
Рябина красная33 мг8%
Рябина черноплодная14 мг4%
Слива9 мг2%
Смородина белая9 мг2%
Смородина красная17 мг4%
Смородина чёрная31 мг8%
Фейхоа9 мг2%
Хурма56 мг14%
Черешня24 мг6%
Черника6 мг2%
Шиповник8 мг2%
Яблоки9 мг2%


Содержание магния в овощах и зелени:


Название продуктаСодержание магния в 100грПроцент суточной потребности
Базилик (зелень)64 мг16%
Баклажаны9 мг2%
Брюква14 мг4%
Имбирь (корень)43 мг11%
Кабачки9 мг2%
Капуста белокочанная16 мг4%
Капуста брокколи21 мг5%
Капуста брюссельская40 мг10%
Капуста кольраби30 мг8%
Капуста краснокочанная16 мг4%
Капуста пекинская13 мг3%
Капуста савойская9 мг2%
Капуста цветная17 мг4%
Картофель23 мг6%
Кинза (зелень)26 мг7%
Кресс-салат (зелень)38 мг10%
Листья одуванчика (зелень)36 мг9%
Лук зелёный (перо)18 мг5%
Лук порей10 мг3%
Лук репчатый14 мг4%
Морковь38 мг10%
Морская капуста170 мг43%
Огурец14 мг4%
Папоротник34 мг9%
Пастернак (корень)22 мг6%
Перец сладкий (болгарский)7 мг2%
Петрушка (зелень)85 мг21%
Петрушка (корень)22 мг6%
Помидор (томат)20 мг5%
Ревень (зелень)17 мг4%
Редис13 мг3%
Редька чёрная22 мг6%
Репа17 мг4%
Салат листовой (зелень)40 мг10%
Свекла22 мг6%
Сельдерей (зелень)50 мг13%
Сельдерей (корень)33 мг8%
Спаржа (зелень)20 мг5%
Топинамбур12 мг3%
Тыква14 мг4%
Укроп (зелень)70 мг18%
Хрен (корень)36 мг9%
Чеснок30 мг8%
Шпинат (зелень)82 мг21%
Щавель (зелень)85 мг21%


Содержание магния в сухофруктах:


Название продуктаСодержание магния в 100грПроцент суточной потребности
Груша сушёная66 мг17%
Изюм42 мг11%
Инжир сушёный59 мг15%
Курага105 мг26%
Персик сушёный92 мг23%
Урюк109 мг27%
Финики69 мг17%
Чернослив102 мг26%
Яблоки сушёные30 мг8%


Содержание магния в грибах:


Название продуктаСодержание магния в 100грПроцент суточной потребности
Гриб вешенка18 мг5%
Гриб рыжик8 мг2%
Гриб сморчок19 мг5%
Грибы белые15 мг4%
Грибы белые сушёные102 мг26%
Грибы лисички7 мг2%
Грибы опята20 мг5%
Грибы подберёзовики15 мг4%
Грибы подосиновики16 мг4%
Грибы сыроежки11 мг3%
Грибы шампиньоны15 мг4%
Грибы шиитаке20 мг5%



Литература 

1. Громова О.А., Торшин И.Ю. Витамин D – смена парадигмы. М., ГЭОТАР-Медиа, 2017, ISBN: 978-5-9704-4058-2, 568 с. 

2. Balcells ME, García P, Tiznado C, Villarroel L, Scioscia N, Carvajal C, Zegna-Ratá F, Hernández M, Meza P, González LF, Peña C, Naves R. Association of vitamin D deficiency, season of the year, and latent tuberculosis infection among household contacts. PLoS One, 2017 Apr 12, 12(4): e0175400. doi: 10.1371/journal. pone.0175400. 

3. Agrawal N, Bhattacharyya C, Mukherjee A, Ullah U, Pandit B, Rao KV, Majumder PP. Dissecting host factors that regulate the early stages of tuberculosis infection. Tuberculosis (Edinb), 2016 Sep, 100: 102-13. doi: 10.1016/j. tube.2016.07.009. 

4. Schrumpf JA, Amatngalim GD, Veldkamp JB, Verhoosel RM, Ninaber DK, Ordonez SR, van der Does AM, Haagsman HP, Hiemstra PS. Proinflammatory Cytokines Impair Vitamin D-induced Host Defense in Cultured Airway Epithelial Cells. Am J Respir Cell Mol Biol, 2017 Feb 23. doi: 10.1165/rcmb.2016-0289OC. 

5. Aryan Z, Rezaei N, Camargo CA Jr. Vitamin D status, aeroallergen sensitization, and allergic rhinitis: A systematic review and meta-analysis. Int Rev Immunol, 2017 Jan 2, 36(1): 41-53. doi: 10.1080/08830185.2016.1272600. Epub 2017 Jan 19. 

6. Sundaram ME, Coleman LA. Vitamin D and influenza. Adv Nutr, 2012, 3(4): 517-25. doi: 10.3945/an.112.002162. 

7. Громова О.А., Калачева А.Г., Торшин И.Ю., Рудаков К.В. и др. Недостаточность магния – достоверный фактор риска коморбидных состояний: результаты крупномасштабного скрининга магниевого статуса в регионах России. Фарматека, 2013, 6(259): 115-129.

8. Torshin IYu, Rudakov KV. Combinatorial analysis of the solvability properties of the problems of recognition and completeness of algorithmic models. Part 1: Factorization approach. Pattern Recognition and Image Analysis, 2017, 27(1): 16–28. DOI: 10.1134/S1054661817010151. 

9. Torshin IYu, Rudakov KV. On metric spaces arising during formalization of problems of recognition and classification. Part 2: Density properties. Pattern Recognition and Image Analysis, 2016, 26(3): 483-496. DOI: 10.1134/ S1054661816030202. 

10. Khoo AL, Chai LY. Vitamin D(3) down-regulates proinflammatory cytokine response to Mycobacterium tuberculosis through pattern recognition receptors while inducing protective cathelicidin production. Cytokin, 2011, 55(2): 294-300. 

11. Lang PO, Samaras D. Aging adults and seasonal influenza: does the vitamin d status (h)arm the body? J Aging Res, 2012, 2012: 806198. 

12. Korucu E, Pur Ozyigit L, Ortakoylu MG, Bahadir A, Akalin ES, Kara A, Uzun H, Onal B, Caglar E. Cathelicidin as a link between sarcoidosis and tuberculosis. Sarcoidosis Vasc Diffuse Lung Dis, 2015 Sep 14, 32(3): 222-7. 

13. Stagi S, Bertini F. Vitamin D levels and effects of vitamin D replacement in children with periodic fever, aphthous stomatitis, pharyngitis, and cervical adenitis (PFAPA) syndrome. Int J Pediatr Otorhinolaryngol, 2014, 78(6): 964-8. 

14. Amaya-Mejia AS, O’Farrill-Romanillos PM, Galindo-Pacheco LV, Vargas-Ortega G, Mendoza- Zubieta V, Del Rivero-Hernandez LG, Segura- Mendez NH. [Vitamin D deficiency in patients with common variable immunodeficiency, with autoimmune diseases and bronchiectasis]. Rev Alerg Mex, 2013, 60(3): 110-116. 

15. Riverin BD, Maguire JL, Li P. Vitamin D Supplementation for Childhood Asthma: A Systematic Review and Meta-Analysis. PLoS One, 2015, 10(8): e0136841 doi. 

16. Man L, Zhang Z, Zhang M, Zhang Y, Li J, Zheng N, Cao Y, Chi M, Chao Y, Huang Q, Song C, Xu B. Association between vitamin D deficiency and insufficiency and the risk of childhood asthma: evidence from a meta-analysis. Int J Clin Exp Med, 2015, 8(4): 5699-706 eCollectio. 

17. Feng H, Xun P, Pike K, Wills AK, Chawes BL, Bisgaard H, Cai W, Wan Y, He K. In utero exposure to 25-hydroxyvitamin D and risk of childhood asthma, wheeze, and respiratory tract infections: A meta-analysis of birth cohort studies. J Allergy Clin Immunol, 2016, J Allergy: S0091-6749(16)3096. 

18. Kim YH, Kim KW, Kim MJ, Sol IS, Yoon SH, Ahn HS, Kim HJ, Sohn MH, Kim KE. Vitamin D levels in allergic rhinitis: a systematic review and meta-analysis. Pediatr Allergy Immunol, 2016, 27(6): 580-90 doi. 

19. Song H, Yang L, Jia C. Maternal vitamin D status during pregnancy and risk of childhood asthma: A meta-analysis of prospective studies. Mol Nutr Food Res, 2016, Mol Nutr F: 101002/ mnfr20160065.

 20. Aryan Z, Rezaei N, Camargo CA Jr. Vitamin D status, aeroallergen sensitization, and allergic rhinitis: A systematic review and meta-analysis. Int Rev Immunol, 2017, 36(1): 41-53. 

21. Selvaraj P. Vitamin D, vitamin D receptor, and cathelicidin in the treatment of tuberculosis. Vitam Horm, 2011, 86: 307-25. 

22. Neme A, Nurminen V, Seuter S, Carlberg C. The vitamin D-dependent transcriptome of human monocytes. J Steroid Biochem Mol Biol, 2016 Nov, 164: 180-187. doi: 10.1016/j. jsbmb.2015.10.018. 

23. Verway M. Vitamin D induces interleukin-1beta expression: paracrine macrophage epithelial signaling controls M. tuberculosis infection. PLoS Pathog, 2013, 9(6): e1003407.

 24. Iftikhar R, Kamran SM. Vitamin D deficiency in patients with tuberculosis. J Coll Physicians Surg Pak, 2013, 23(10): 780-3. 

25. Kibirige D, Mutebi E. Vitamin D deficiency among adult patients with tuberculosis: a cross sectional study from a national referral hospital in Uganda. BMC Res Notes, 2013, 6(1): 293. 

26. Desai NS, Tukvadze N. Effects of sunlight and diet on vitamin D status of pulmonary tuberculosis patients in Tbilisi, Georgia. Nutrition, 2012, 28(4): 362-6. 

27. Nnoaham KE, Clarke A. Low serum vitamin D levels and tuberculosis: a systematic review and meta-analysis. Int J Epidemiol, 2008, 37(1): 113-9. 

28. Coussens AK, Wilkinson RJ, Hanifa Y, Nikolayevskyy V, Elkington PT, Islam K, Timms PM, Venton TR. Vitamin D accelerates resolution of inflammatory responses during tuberculosis treatment. Proc Natl Acad Sci U S A, 2012, 109(38): 15449-54. 

29. Ganmaa D, Giovannucci E, Bloom BR, Fawzi W, Burr W, Batbaatar D, Sumberzul N, Holick MF, Willett WC. Vitamin D, tuberculin skin test conversion, and latent tuberculosis in Mongolian school-age children: a randomized, doubleblind, placebo-controlled feasibility trial. Am J Clin Nutr, 2012, 96(2): 391-6. 

30. Lange CM, Bojunga J, Ramos-Lopez E. Vitamin D deficiency and a CYP27B1-1260 promoter polymorphism are associated with chronic hepatitis C and poor response to interferonalfa based therapy. J Hepatol, 2011, 54(5): 887-9. 

31. Villar LM. Association between vitamin D and hepatitis C virus infection: a meta-analysis. World J Gastroenterol, 2013, 19(35): 5917-24. 

32. Petta S, Camma C. Low vitamin D serum level is related to severe fibrosis and low responsiveness to interferon-based therapy in genotype 1 chronic hepatitis C. Hepatology, 2010, 51(4): 1158-67. 

33. Bitetto D, Fabris C. Vitamin D supplementation improves response to antiviral treatment for recurrent hepatitis C. Transpl Int, 2011, 24(1): 43-50.

 34. Zhuravskaia EL. Effect of rickets prevention on bronchopneumonia morbidity and mortality in children during the 1st vear of life in rural areas. Pediatr Akus Ginekol, 1962, 5: 32-3. 

35. Salimpour R. Rickets in Tehran. Study of 200 cases. Arch Dis Child, 1975 Jan, 50(1): 63-6. 

36. Muhe L, Lulseged S. Case-control study of the role of nutritional rickets in the risk of developing pneumonia in Ethiopian children. Lancet, 1997 Jun 21, 349(9068): 1801-4. 

37. Захарова И.Н., Мальцев С.В., Боровик Т.Э., Яцык Г.В., Малявская С.И., Вахлова И.В., Шуматова Т.А., Романцова Е.Б., Романюк Ф.П., Климов Л.Я., Елкина Т.Н., Пирожкова Н.И., Колесникова С.М., Курьянинова В.А., Васильева С.В., Мозжухина М.В., Евсеева Е.А.. Недостаточность витамина d у детей раннего возраста в России (результаты многоцентро- вого исследования – зима 2013–2014 гг.). Вопросы фармакоэпидемиологии, 2014: 75-80. 

38. Charan J, Goyal JP, Saxena D, Yadav P. Vitamin D for prevention of respiratory tract infections: A systematic review and meta-analysis. J Pharmacol Pharmacother, 2012, 3(4): 300-3. 

39. Khare D, Godbole NM, Pawar SD [1, 25[OH]2 D3] pre- and post-treatment suppresses inflammatory response to influenza A (H1N1) infection in human lung A549 epithelial cells. Eur J Nutr, 2013, 52(4): 1405-15. 

40. Santini F. Human respiratory syncytial virus and Th1 chemokines. Clin Ter, 2015, 166(3): e203-8. doi: 10.7417/T.2015.1855. 41. Bergman P, Lindh AU. Vitamin D and Respiratory Tract Infections: A Systematic Review and Meta-Analysis of Randomized Controlled Trials. PLoS One, 2013, 8(6): e65835. 

42. Jat KR. Vitamin D deficiency and lower respiratory tract infections in children: a systematic review and meta-analysis of observational studies. Trop Doct, 2017 Jan, 47(1): 77-84. 

43. Christensen N, Søndergaard J, Fisker N, Christesen HT. Infant Respiratory Tract Infections or Wheeze and Maternal Vitamin D in Pregnancy. Pediatr Infect Dis J, 2017 Apr, 36(4): 384-391. doi: 10.1097/INF.0000000000001452. 

44. Herscovitch K, Dauletbaev N, Lands LC. Vitamin D as an anti-microbial and anti-inflammatory therapy for Cystic Fibrosis. Paediatr Respir Rev, 2014, 15(2): 154-62. 

45. Громова О.А., Торшин И.Ю., Захарова И.Н., Спиричев В.Б., Лиманова О.А., Боровик Т.Э., Яцык Г.В. О дозировании витамина D у детей и подростков. Вопросы современной педиа- трии, 2015, 14(1): 38-47. DOI: 10.15690/vsp. v14i1.1261 Показать еще Авторы: О.А. ГРОМОВА 1,2, д.м.н., профессор, И.Ю. ТОРШИН 2, к. ф.-м. н., И.Н. ЗАХАРОВА 3, д.м.н. профессор, С.И. МАЛЯВСКАЯ 4, д.м.н. профессор Ивановская государственная медицинская академия Минздрава России ФИЦ «Информатика и Управление» РАН (Институт современных информационных технологий в медицине), Москва Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования Минздрава России Северный государственный медицинский университет Минздрава России, Архангельск

Комментариев нет:

Отправка комментария