Блог автора методики коррекции веса Нелли Кешишьян

вторник, 24 марта 2015 г.

Она хоть бывшая, но подданная русская,...Учим русский язык вместе с Неллиной

Неровность вычурная крыш течет за горизонт.
Семнадцатый квартал. Париж. Чуть вздрагивает зонт.
И женщина французская, серьезна и мила,
Спешит сквозь утро тусклое, должно быть проспала.

И тем, кто встретится ей улочкою узкою,
Не догадаться - здесь у всех свои дела -
Она хоть бывшая, но подданная русская,
Она такая же москвичка, как была.

У бывшей русской подданной в квартире кавардак,
А значит что-то и в душе наверняка не так,
Но как легки ее слова, и пусть неважно спит,
Но от "столичной" голова под утро не болит.

И вспоминая сон про дворики арбатские,
Она, как в реку, погружается в дела,
И, не смотря на настроение дурацкое,
Она такая же москвичка, как была.

Каштаны негры продают на площади Конкорт,
Бредет сквозь лампочек салют бесснежный новый год.
И парижане о своем задумавшись спешат,
И рождество опять вдвоем с подружкою из США.

Наполнит праздничный Париж вино французское,
А ей пригрезится Москва белым-бела.
Она пьет водку так, как подданная русская,
Она такая же москвичка, как была.
Она хоть бывшая, но подданная русская,
Она такая же москвичка, как была.





The roughness of a roof flows beyond the horizon.
The seventeenth quarter. Paris. A little shudder umbrella.
And the woman French, serious and nice,
Hurry through the dim morning, must have overslept.

And those who meet her улочкою a narrow,
Don't guess - here in all their Affairs -
She's the former, but the citizen, Russian
It is the same Muscovite, as it was.

The former Russian citizen in the apartment mess,
And then something in the shower and certainly not so,
But how easy her words! And let no matter asleep,
But from "Capital" the head of the morning does not hurt.

And, remembering a dream about courtyards Arbatsky,
She, as in the river, immersed in the Affairs of,
And despite the mood of a fool,
It is the same Muscovite, as it was.

Chestnut's niggers sell the place de La Concorde,
Wandering through the lights salute snowless New Year.
And the Parisians, about his thinking, in a hurry,
And Christmas - together again with a girlfriend from the United States.

Fill festive Paris wine French,
And she пригрезится Moscow white-white.
She drinks vodka so, as a citizen, Russian
It is the same Muscovite, as it was.
She's the former, but the citizen, Russian
It is the same Muscovite, as it was.



Комментариев нет:

Отправить комментарий